04. Культура 2й половины 20 в.

Views:
 
Category: Education
     
 

Presentation Description

No description available.

Comments

Presentation Transcript

Вопросы::

Самосознание культуры ХХ- XXI вв. «Сам человек – это самое важное достижение тех беспрерывных человеческих усилий, запись которых мы называем историей. Люди создаются историей – история создается людьми». Э. Фромм « Массам преподносят смысл, а они жаждут зрелища». Ж. Бодрийар

Вопросы::

Культура II половины ХХ в. Задание: Как изменились темы, обсуждаемые в произведениях культуры этого периода? Какие новые темы появились II после мировой войны?

Вопросы::

Постмодернизм Основные черты, теории, характеристики

Вопросы::

Постмодернизм (фр.  postmodernisme  — после модернизма — термин, обозначающий структурно сходные явления в мировой общественной жизни и культуре второй половины XX века: он употребляется как для характеристики постнеклассического типа философствования, так и для комплекса стилей в художественном искусстве. Постмодернизм  — эпоха, пришедшая на смену европейскому Новому времени, одной из характерных черт которого была вера в прогресс и всемогущество разума. Надлом ценностной системы Нового времени (модерна) произошёл в период Первой мировой войны. В результате этого европоцентристская картина мира уступила место глобальному полицентризму (Х. Кюнг), модернистская вера в разум уступила место интерпретативному мышлению (Р. Тарнас). Постмодернизм  — самостоятельное направление в искусстве (художественный стиль), означающий радикальный разрыв с парадигмой модернизма (Г. Хоффман, Р. Кунов). Постмодернизм – итог политики и идеологии неоконсерватизма, для которого характерен эстетический эклектизм, фетишизация предметов потребления и другие отличительные черты постиндустриального общества ( Юрген Хабермас, Дениел Белл, Зигмунт Бауман) . 4

Вопросы::

Постмодернистская философия включает следующие элементы: - анти- (или пост-) эпистемологическая точку зрения; - анти-реализм; - анти- фундационализм ; - оппозиция транцендентальным аргументам и транцендентальным точкам зрения; - отказ от правды как соотнесения с реальностью; отказ от идеи канонического описания. Постмодерн  — состояние современной культуры, включающее в себя пред- постнеклассическую философскую парадигму, до-постмодернистское искусство, а также массовую культуру этой эпохи. 5

Вопросы::

История термина В начале ХХ века классический тип мышления эпохи модерна меняется на неклассический, а в конце века — на постнеклассический . Для фиксирования ментальной специфики новой эпохи, которая кардинально отличалась от предшествующей, требуется новый термин. Современное состояние науки, культуры и общества в целом в 70-е годы прошлого века было охарактеризовано Ж.-Ф. Лиотаром как «состояние постмодерна». Зарождение постмодерна проходило в 60 — 70-е гг. ХХ века, оно связано и логически вытекает из процессов эпохи модерна как реакция на кризис её идей, а также на так называемую смерть супероснований : Бога (Ницше), автора (Барт), человека (гуманитарности). Термин появляется в период Первой мировой вой­ны в работе Р. Панвица «Кризис европейской культуры» (1914). В 1934 году в своей книге «Антология испанской и латиноамериканской поэзии» литературовед Ф. де Онис применяет его для обозначения реакции на модернизм. В 1947 го­ду Арнольд Тойнби в книге «Постижение истории» придает постмодернизму культурологический смысл: постмодернизм символизирует ко­нец западного господства в религии и культуре. 6

Вопросы::

Однако популярность термин «постмодернизм» обрел благодаря Чарльзу Дженксу. В книге «Язык архитектуры постмодернизма» он отмечал, что хотя само это слово и приме­нялось в американской литературной критике 60-70-х го­дов для обозначения ультрамодернистских литературных экспериментов, автор придал ему принципиально иной смысл. Постмодернизм означал отход от экстремизма и нигилизма неоавангарда, частичный возврат к традициям, акцент на коммуникативной роли архитектуры. Обосновы­вая свой антирационализм, антифункционализм и анти­конструктивизм в подходе к архитектуре, Ч. Дженкс наста­ивал на первичности в ней создания эстетизированного артефакта. Впоследствии происходит расширение содержания этого понятия с первоначально узкого определения новых тенденций в американской архитектуре и нового течения во французской философии (Ж. Деррида, Ж.-Ф. Лиотар) до определения, охватывающего начавшиеся в 60-70 годы ХХ века процессы во всех областях культуры, включая феминистское и антирасистское движения. Естественный рельеф Чарльз Дженкс скомбинировал с искусственным ландшафтом. По задумке автора, сад представляет собой вселенную в миниатюре. Объявленным «началом» постмодернизма считают статью Лесли Фидлера, 1969, «Пересекайте границу, засыпайте рвы», демонстративно опубликованную в журнале Playboy. Американ­ский теолог Харви Кокс в своих работах начала 70-х годов, посвященных проблемам религии в Латинской Америке, широко пользуется понятием «постмодернистская теоло­гия». Лесли Фидлер 7

Вопросы::

Постмодернизм:  — это механизм смены одной культурной эпохи другой, который всякий раз приходит на смену авангардизму (модернизму). Постмодернизм — это ответ модернизму: раз уж прошлое невозможно уничтожить, ибо его уничтожение ведет к немоте, его нужно переосмыслить, иронично, без наивности . Постмодернизм - это не фиксированное хронологически явление, а некое духовное состояние. Умберто Эко Дэниел Белл Юрген Хабермас Умберто Эко: 8

Вопросы::

В. Вельш, И. Хассан, Ж.-Ф. Лиотар: Постмодернизм — общий культурный знаменатель второй половины XX века, уникальный период, в основе которого лежит специфическая парадигмальная установка на восприятие мира в качестве хаоса  — «постмодернистская чувствительность». Жан-Франсуа ЛИОТАР Ихаб Хассан Ж-Ф. Лиотар в работе « The postmodern explained » говорит о том, что постмодернистский художник и писатель находится в позиции философа : текст, который он пишет, или произведение, которое он создает, не управляется никакими установленными правилами, о нем нельзя судить, исходя из установленных суждений, или применять к работе или тексту известные категории. Художник и писатель работает без правил с целью установить правила для того, что будет уже созданным ( will have been made ). Поэтому произведение и текст обладают свойствами события, также, поэтому они приходят очень поздно для их автора, и в то же самое время, поэтому их осуществление всегда начинается слишком рано. 9

Вопросы::

Ж-Ф. Лиотар предлагает следующую «философскую политику»: свидетельствовать о распре, не позволять рассматривать ее в качестве тяжбы (несправедливость в этом случае удваивается, поскольку выдается за справедливое реше­ние, вынесенное судебной инстанцией), не допускать возникновения непреодолимого разрыва между двумя жанрами дискурса, когда не­возможно найти ни одной общей идиомы, чтобы, по крайней мере, рассмотреть непоправимый «ущерб» ( tort ), наносимый одним из жанров другому, как «урон» (d o mmage ), в принципе поправимый, ибо в случае возникновения подобного разрыва до распри, о которой следовало бы свидетельствовать, дело и не доходит: происходит простое истребление (Освенцим). Лекция посвящена поздним работам Ж .- Ф . Лиотара , в которых французский теоретик обращается к кантовской эстетике и, прежде всего, - к понятию "возвышенного". Философ обязан помочь найти свою идиому тому, кого господствующий жанр дискурса обрек на молчание. Он обязан бороться против попыток одного жанра подчи­нить все прочие, против тотализующих и тоталитаристских тенденций. Нам надле­жит не поставлять реальность, но изобретать намеки на то, что мыслимое, но не представлено. Ж-Ф. Лиотар утверждает, что все культуры до эпохи Просвещения содержали наррации с разными дискурсивными установками, но с эпохи Просвещения началось время метанарраций: появилась уверенность в истинности текста как такового , в том, что мир может быть описан универсальным языком и этот язык может диктовать свою волю остальным типам нарраций. Воля быть «главным» – «тоска по метанаррации». Вслед за уверенностью в истинности идет уверенность в справедливости своих устремлений. Цель заключается в состоянии паралогичности. 10

Вопросы::

Постмодерн следует понимать как парадокс предшествующего ( modo ) будущего ( post ). Ж-Ф. Лиотар для характеристики культуры вводит понятие «паралогию» – как разноголосие, разногласие постпостмодернистского знания, а не консенсус. Теория языковой агонистики развивается в «Распре». Конфликт между режимами предложений возникает, когда какое-то предложение произнесено – точнее, «случается» (arrive) в смысле «события», – и следует избрать продолжение. Отдавая предпочтение тому или иному режиму (в рамках одного и того же жанра или переходя к ка­кому-то другому жанру), неизбежно совершают несправедливость по отношению к иным, нереализованным, возможностям дальнейшего «нанизывании» цепочки предложений. Конфликт между различными режимами внутри одного жанра разрешим благодаря судебной процедуре – «тяжбе» (litige). «Распря» (differend) между различными жанрами дискурса неразрешима в принципе: для них нет и не может быть никакого единого метаправила. Таким образом, нет ни­какого языка вообще, языка как такового (разве что в качестве объекта некоей Идеи) – лишь разнородная совокупность конфликтующих языковых практик. Для избежания несправедливости нельзя отказаться от выбора продолжения, молчание – тоже продолжение. Для представления тем путешествий ведущими используется жанр эссе, который бережно отражает "прозрачную лазурь слова" ( Ж .- Ф . Лиотар ). Эссе, существующее в эстетическом... 11

Вопросы::

М. Фуко поднимает вопрос о смерти автора, об авторстве слов, произнесеном в тексте: виртуальность мира эпохи постмодернизма, феномен «Двойного присутствия» и текст апеллирует как минимум к двум типам потребителя: элите и массе, а в более сложном варианте Фидлера – и о том, что художник представляет одновременно мир «реального» и мир «чудесного»; имманентность, интерфейсность , интертекстуальность , шишковидная железа и трансформеры . Преимущественное внимание к контексту, интерес к маргинальным практикам и жанрам, кризис авторства, шутки о почте и си-эн-эн; постмодернистский художник всегда находится в нескольких «плоскостях», у него нет четкого топоса , нет «точки опоры» и не может быть «точки зрения», сознание его всегда в какой-то мере раздвоено. «Такое понятие выглядит достаточно нелепо и пародийно – очевидно, выглядеть так и является одной из его задач. Такая насмешка над обобщениями и широкими теоретизированиями. Пост-пост, заведенный механизм насаживание подобного, утешает эпоху: ведь новая категория – это революция, так пусть длится стаpая ». 12

Вопросы::

Постпостмодернистская антропология констатирует изменчивость понятия «человек», связана с концепцией децентрации субъекта, исходящей из демонтажа личности. Современные науки о человеке раскрывают разные его стороны, что приводит к осознанию множественности человека, но, чтобы учесть все аспекты его характеристик, необходимо все самые важные его ипостаси деиерхаизировать. Украина. Страна победившего пост - постмодернизма . 13

Вопросы::

Основные представители постпостмодернизма: Л. Фидлер , Дженкс Ж-Ф., Лиотар , Ж. Делез , Ф. Гуаттари , М. Фуко, Ж. Деррида , в России Н.Б. Маньковская , В. Курицын и др. Основные черты постпостмодернизма: технообразы , виртуальная реальность, транссентиментализм – художественно-эстетические феномены, которые подтвердили в 90-е годы ХХ века некоторые из высказывавшихся ранее гипотез о возможной эволюции постмодернизма в XXI веке; всемирная паутина Интернета, расширившая эмблематику сети, лабиринта и ризомы ; идеи «мерцающей» эстетики (Д. Пригов , В. Ерофеев), «транс-» и « прото -» как черт нового периода развития эпохи постмодерности (М. Эпштейн), эстетического хаосмоса как порядка, логоса, живущего внутри хаоса (Ж. Делёз , М. Липовецкий ), конца «героического» периода постмодернизма и перехода к мирной жизни (В. Курицын) поверяются ныне самой художественной практикой. В. Курицын называет следующие черты постпостмодернизма : опыт практической шизофрении; натурального раздвоения личности; «многоуровневое» письмо; тексты, заключающие в себе несколько историй, как бы предназначенных для разного типа читателей («Имя розы» У. Эко: напряженная приключенческая история соседствует со сложными теологическими разборами). 14

Вопросы::

Чарльз Дженкс называет следующие особенности постпостмодернизма, исходя из своих занятий архитектурой: обращение одновременно к массе и профессионалам – «двойное кодирование», считая, что будущий житель дома должен стать и проектировщиком. Очень важная для постмодерна идея контекстуализации. Архитектор должен как можно тщательнее учитывать все местные особенности и особенности местности, создавать многослойные, многовариантные проекты. «Радикальный эклектизм», характерный для постпостмодернизма, в выборе стилей, равноправное существование любых архитектурных ходов, если они органично вписываются в целое, своеобразный плюрализм. Самый приемлемый термин предложил лишь "отец-основатель"постмодернизма Чарльз Дженкс , деликатно. Чарльз Дженкс 15

Вопросы::

Л. Фидлер, разрабатывая проблемы постпостмодернизма, берет за основу тезис о «стирании границ» между «массовостью» и «элитарностью», что, во-первых, будет способствовать единению публики и художника, а во-вторых – чисто «физически» расширит возможности литературы и такое положение вещей как акт обретения свободы. Провозвестниками последней объявляются Р. Барт, Борис Виан и Норман Мейлер, раньше других соединившие массовое и элитарное . Кроме уравнивания массового и элитарного, Л. Фидлер считает необходимым уничтожить различие между чудесным и вероятным, формировать отношения не между автором и текстом, а между субъектом и миром. Художник становится двойным агентом: в массовом он представляет элитарное, а в элитарном – наоборот – массовое, и также в чудесном – вероятное, в вероятном – чудесное. 16

Вопросы::

Ж. Делез и Ф. Гуаттари вводят понятие «грибница на место древесной модели мира – ризома – особая грибница, являющаяся как бы корнем самой себя. Они вводят три типа «книг», три типа отношений между «сознанием» и «не-сознанием»: Первый тип (древовидный) – это книга-корень, дерево уже есть образ мира, или корень – образ мира-дерева; Второй тип : корневая система или мочкообразный корень, где главный корень выкинут или его кончик разрушился, породив множество бурно развивающихся вторичных корней, прошлое и будущее, как возможное. В текущем пространстве оно как бы разрушено, для его нового обретения вводится дополнительное, «следующее» измерение, каковая операция тоже есть род становления в метапозицию; Третий вариант: ризома. «Нужно создать множество, не вводя каждый раз новое, более высокое, измерение, – но напротив, гораздо проще: благодаря сдержанности в отношении тех измерений, которые уже есть». «Нет ни единой оси для объекта, ни единства, разветвляющегося в субъекте». Древесная модель мира представляет из себя «кальку», предполагая существование чего-то подвергаемого копированию: эйдоса, Логоса, гиперозначаемого. Ризому авторы уподобляют «карте» с ее разомкнутостью, принципиальной незавершенностью, продолженностью, отсутствием краев. Карта, свободная в выборе масштаба, может в принципе совпадать с реальностью, демонстрируя при этом кратковременность и условность такого совпадения; кроме того, принципиально невозможна идеальная карта: всегда остается обширная зона для различения подробностей, для бесконечных знаковых игр. 17

Вопросы::

Философическая концепция Ж. Дерриды о деконструкции выходит за рамки идей, силлогизмов, утверждений. Не менее чем «смысл» говорения, важны механизмы говорения. «Деконструкция» не столько учение о мире, сколько учение о том, как следует обращаться с миром. Своя деконструкция у каждого субъекта, к тому же тип деконструкции зависит от свойств объекта. Общая стратегия деконструкции связана с двумя основными ходами: Первый ход заключается в том, чтобы опрокинуть или перевернуть существовавшую иерархию, гегемонию, которая задается бинарной оппозицией. Но вместе с тем диалектика переворачивания или опрокидывания не предполагает никакой перемены самой структуры. Второй пункт заключается в том, чтобы преобразовать структуру, чтобы обобщить понятие. 18

Вопросы::

В. Курицын, рассуждая о термине « постпостмодернизм » , отмечает, что корректнее было бы говорить, например, « постсовременность », так как постсовременность – это состояние, в котором субъект теряет некую адекватность течению времени, ситуация, предполагающая возможность «одновременного» нахождения в разных временах и, кроме того, наступающая после Нового времени постсовременность , указывает на исчерпанность проекта Нового времени. Постпостмодернизм разрабатывает две линии критики нововременного мышления: одна создает художественное видение мира с использованием научных средств в сочетании с антиметафизическими, антиромантическими , пессимистическими установками (Ж. Батай , Ж. Лакан , М. Фуко), другая – философская, но подрывающая метафизическое мышление (М. Хайдеггер, Ж. Деррида ). Вячеслав Курицын в Европейском университете. 19

Вопросы::

МОДЕРНИЗМ ПОСТМОДЕРНИЗМ закрытая замкнутая форма цель замысел иерархия мастерство/логос предмет искусства/законченное произведение дистанция творчество/тотальность/синтез присутствие центрирование жанр/границы семантика парадигма метафора селекция корни/глубина интерпретация/толкование означаемое чтение повествование/большая история основной код симптом тип фаллоцентризм паранойя истоки/причины Бог-Отец метафизика определенность трансцендентное открытая разомкнутая антиформа игра случай анархия исчерпывание/молчание процесс/ перфоманс / хеппенинг участие деконструкция/ антисинтез отсутствие рассеивание текст/ интертекст риторика синтагма метонимия комбинация ризома /поверхность противоинтерпретация /неверное толкование означающее письмо антиповествование /малая история идиолект желание мутант полиморфность / андрогинизм шизофрения различие/следствие Святой дух ирония неопределенность имманентное Сравнительная таблица по Ихабу Хасану

Вопросы::

Сравнительная таблица по В. Брайнину- Пассеку МОДЕРНИЗМ ПОСТМОДЕРНИЗМ Скандальность Конформизм Антимещанский пафос Отсутствие пафоса Эмоциональное отрицание предшествущего Деловое использование предшествующего Первичность как позиция Вторичность как позиция Оценочность в самоназвании: «Мы — новое» Безоценочность в самоназвании: «Мы — всё» Декларируемая элитарность Недекларируемая демократичность Преобладание идеального над материальным Коммерческий успех Вера в высокое искусство Антиутопичность Фактическая культурная преемственность Отказ от предыдущей культурной парадигмы Отчетливость границы искусство- неискусство Всё может называться искусством Валерий Брайнин- Пассек «О постмодернизме , кризисе восприятия и Новой классике»

Вопросы::

Вопросы: Каковы основные черты постмодернизиа ? Что такое постпостмодернизм ?

Вопросы::

Советская культура

Вопросы::

Аресты тридцатых годов были арестами людей случайных. Это были жертвы ложной и страшной теории о разгорающейся классовой борьбе по мере укрепления социализма. У профессоров, партработников, военных, инженеров, крестьян, рабочих, наполнивших тюрьмы того времени до предела, не было за душой ничего положительного, кроме, может быть, личной порядочности, наивности, что ли, – словом, таких качеств, которые скорее облегчали, чем затрудняли карающую работу тогдашнего «правосудия». Отсутствие единой объединяющей идеи ослабляло моральную стойкость арестантов чрезвычайно. Они не были ни врагами власти, ни государственными преступниками, и, умирая, они так и не поняли, почему им надо было умирать. Их самолюбию, их злобе не на что было опереться. И, разобщенные, они умирали в белой колымской пустыне – от голода, холода, многочасовой работы, побоев и болезней. Они сразу выучились не заступаться друг за друга, не поддерживать друг друга. К этому и стремилось начальство. Души оставшихся в живых подверглись полному растлению, а тела их не обладали нужными для физической работы качествами. Последний бой майора Пугачева Какие изменения произошли в стране после Великой отечественной войны? Каковы причины новых репрессий?

Вопросы::

На смену им после войны пароход за пароходом шли репатриированные – из Италии, Франции, Германии – прямой дорогой на крайний северо-восток. Здесь было много людей с иными навыками, с привычками, приобретенными во время войны, – со смелостью, уменьем рисковать, веривших только в оружие. Командиры и солдаты, летчики и разведчики... Администрация лагерная, привыкшая к ангельскому терпению и рабской покорности «троцкистов», нимало не беспокоилась и не ждала ничего нового. Новички спрашивали у уцелевших «аборигенов»: – Почему вы в столовой едите суп и кашу, а хлеб уносите в барак? Почему не есть суп с хлебом, как ест весь мир? Улыбаясь трещинами голубого рта, показывая вырванные цингой зубы, местные жители отвечали наивным новичкам: – Через две недели каждый из вас поймет и будет делать так же. Как рассказать им, что они никогда еще в жизни не знали настоящего голода, голода многолетнего, ломающего волю – и нельзя бороться со страстным, охватывающим тебя желанием продлить возможно дольше процесс еды, – в бараке с кружкой горячей, безвкусной снеговой «топленой» воды доесть, дососать свою пайку хлеба в величайшем блаженстве. Но не все новички презрительно качали головой и отходили в сторону.

Вопросы::

Майор Пугачев вспомнил приезды эмиссаров Власова с его «манифестом», приезды к голодным, измученным, истерзанным русским солдатам. – От вас ваша власть давно отказалась. Всякий пленный – изменник в глазах вашей власти, – говорили власовцы . И показывали московские газеты с приказами, речами. Пленные знали и раньше об этом. Недаром только русским пленным не посылали посылок. Французы, американцы, англичане – пленные всех национальностей получали посылки, письма, у них были землячества, дружба; у русских – не было ничего, кроме голода и злобы на все на свете. Немудрено, что в «Русскую освободительную армию» вступало много заключенных из немецких лагерей военнопленных. Майор Пугачев не верил власовским офицерам – до тех пор, пока сам не добрался до красноармейских частей. Все, что власовцы говорили, было правдой. Он был не нужен власти. Власть его боялась. Потом были вагоны-теплушки с решетками и конвоем – многодневный путь на Дальний Восток, море, трюм парохода и золотые прииски Крайнего Севера. И голодная зима. Пугачев приподнялся и сел. Солдатов помахал ему рукой. Именно Солдатову принадлежала честь начать это дело, хоть он и был одним из последних, вовлеченных в заговор. Солдатов не струсил, не растерялся, не продал. Молодец Солдатов! У ног его лежит летчик капитан Хрусталев, судьба которого сходна с пугачевской. Подбитый немцами самолет, плен, голод, побег – трибунал и лагерь. Вот Хрусталев повернулся боком – одна щека краснее, чем другая, належал щеку. С Хрусталевым с первым несколько месяцев назад заговорил о побеге майор Пугачев. О том, что лучше смерть, чем арестантская жизнь, что лучше умереть с оружием в руках, чем уставшим от голода и работы под прикладами, под сапогами конвойных.

Вопросы::

И Хрусталев, и майор были людьми дела, и тот ничтожный шанс, ради которого жизнь двенадцати людей сейчас была поставлена на карту, был обсужден самым подробным образом. План был в захвате аэродрома, самолета. Аэродромов было здесь несколько, и вот сейчас они идут к ближайшему аэродрому тайгой. Хрусталев и был тот бригадир, за которым беглецы послали после нападения на отряд, – Пугачев не хотел уходить без ближайшего друга. Вон он спит, Хрусталев, спокойно и крепко. А рядом с ним Иващенко, оружейный мастер, чинивший револьверы и винтовки охраны. Иващенко узнал все нужное для успеха: где лежит оружие, кто и когда дежурит по отряду, где склады боепитания. Иващенко – бывший разведчик. Крепко спят, прижавшись друг к другу, Левицкий и Игнатович – оба летчики, товарищи капитана Хрусталева. Раскинул обе руки танкист Поляков на спины соседей – гиганта Георгадзе и лысого весельчака Ашота, фамилию которого майор сейчас вспомнить не может. Положив санитарную сумку под голову, спит Саша Малинин, лагерный, раньше военный, фельдшер, собственный фельдшер особой пугачевской группы. Он обещал им свободу, они получили свободу. Он вел их на смерть – они не боялись смерти. «И никто ведь не выдал, – думал Пугачев, – до последнего дня». О предполагавшемся побеге знали, конечно, многие в лагере. Люди подбирались несколько месяцев. Многие, с кем Пугачев говорил откровенно, – отказывались, но никто не побежал на вахту с доносом. Это обстоятельство мирило Пугачева с жизнью. «Вот молодцы, вот молодцы», – шептал он и улыбался.

Вопросы::

Е . Л. ШВАРЦ « ДРАКОН » В этой пьесе «всеобъемлющая система мистифицированной реальности… в ней предусмотрено всё: от обязательного чувства до места каждой вещи – и всё извращено ». Например, простой таз объявляется шлемом, поднос – щитом. Но, возможно, над этим можно было бы посмеяться, если бы «мистифицированная жизнь идеологически и нравственно основательнейшим образом не была «осознана» и не подпиралась бы « хитрой системой самовнушения ».

Вопросы::

  У Дракона три человеческих облика. Все они - произвольны. Между собой не соотносимы. Но ведь такова и жизнь, которой живёт и он сам, и, главное, его окружающие. Она отливает чудовищным по произвольности и прихотливости троемыслием всего, что в ней делается. Например , у Эльзы – три подруги … Дракон, как он сам себя характеризует, - дух, дитя войны и разрушения: «…Я – сын войны. Война – это я…». Но ведёт себя он в городе очень тихо. Видимых страшных дел нет, поэтому к нему привыкли, да ещё считают его добрым: он спас город от холеры – своим дыханием вскипятил воду в озере. Его также считают великим воином, т.к. он «убивал всех своих противников». Да и кроме привычки, многие в этом городе имеют тепленькое местечко за счёт Дракона, т.е. просто хотят жить в своё удовольствие, достигая его любой ценой, а в данном случае – ценой собственной Души, Совести … «Бедный дракон!» - жалеет его горожанка. Но кто же этот дракон, которого так жалеют? Когда он впервые появляется на сцене, кажется, что он просто выдумка для запугивания людей. «…пожилой, но крепкий, моложавый, белобрысый человек... Волосы ежиком. Он широко улыбается…»  Но затем мы понимаем, что это не так. Он существует и существует не в качестве символа зла, а как реальность, сказочная, чудовищная, но реальность.

Вопросы::

Шарлемань. Он сжег предместья и половину жителей свел с ума ядовитым дымом. Это великий воин. Ланцелот . А что он еще сделал доброго? Шарлемань. Он избавил нас от цыган. Ланцелот . Но цыгане -- очень милые люди. Шарлемань. Что вы! Какой ужас! Я, правда, в жизни своей не видал ни одного цыгана. Но я еще в школе проходил, что это люди страшные. Ланцелот . Но почему? Шарлемань. Это бродяги по природе, по крови. Они -- враги любой государственной системы, иначе они обосновались бы где-нибудь, а не бродили бы туда-сюда. Их песни лишены мужественности, а идеи разрушительны. Они воруют детей. Они проникают всюду. Теперь мы вовсе очистились от них, но еще сто лет назад любой брюнет обязан был доказать, что в нем нет цыганской крови. Ланцелот . Кто вам рассказал все это о цыганах? Шарлемань. Наш дракон. Цыгане нагло выступали против него в первые годы его власти.

Вопросы::

Генрих. Ты что, с ума сошел? Бургомистр. Конечно. Хорош сын. Совершенно забыл, как тяжко болен его бедняга отец. (Кричит.) О люди, люди, возлюбите друг друга! (Спокойно.) Видишь, какой бред. Генрих. Ничего, ничего, папа. Это пройдет. Бургомистр. Я сам знаю, что пройдет, а все-таки неприятно. Генрих. Ты послушай меня. Есть важные новости. Старик дракоша нервничает. Генрих . Папочка, скажи мне -- ты старше меня... опытней... Скажи, что ты думаешь о предстоящем бое? Пожалуйста, ответь. Неужели Ланцелот может... Только отвечай попросту, без казенных восторгов, -- неужели Ланцелот может победить? А? Папочка? Ответь мне! Бургомистр. Пожалуйста, сынок, я отвечу тебе попросту, от души. Я так, понимаешь, малыш, искренне привязан к нашему дракоше ! Вот честное слово даю. Сроднился я с ним, что ли? Мне, понимаешь, даже, ну как тебе сказать, хочется отдать за него жизнь. Ей-богу правда, вот провалиться мне на этом месте! Нет, нет, нет! Он, голубчик, победит! Он победит, чудушко-юдушко ! Душечка-цыпочка! Летун-хлопотун! Ох, люблю я его как! Ой, люблю! Люблю -- и крышка. Вот тебе и весь ответ. Генрих. Не хочешь ты, папочка, попросту, по душам, поговорить с единственным своим сыном! Бургомистр. Не хочу, сынок. Я еще не сошел с ума. То есть я, конечно, сошел с ума, но не до такой степени. Это дракон приказал тебе допросить меня? Генрих. Ну что ты, папа!

Вопросы::

Бургомистр. Молодец, сынок! Очень хорошо провел весь разговор. Горжусь тобой. Не потому, что я -- отец, клянусь тебе. Я горжусь тобою как знаток, как старый служака. Ты запомнил, что я ответил тебе? Генрих. Разумеется. Бургомистр. А эти слова: чудушко-юдушко , Душечка-цыпочка, летун-хлопотун? Генрих. Все запомнил. Бургомистр. Ну вот так и доложи! Генрих. Хорошо, папа. Бургомистр. Ах ты мой единственный, ах ты мой шпиончик ... Карьерочку делает, крошка. Денег не надо? Шварц видит определённую опору для искажения жизни и в самой природе человека, в его способности «терять» самого себя, морально уничтожаться как личность. Дракон: Мои люди очень страшные. Таких больше нигде не найдёшь. Моя работа. Я их   кроил … Безрукие души, безногие души, глухонемые души, цепные души, легавые души, окаянные души … А душу разорвёшь - станешь послушней и только». Эти слова о способности человека поддаваться мистификации, искренне верить, что так надо. Знакомая и очень актуальная ситуация, так как многие из окружающих нас не затрудняют себя работой ума. А ведь за первоначальной простой пассивностью идёт не только покорность , а, как мы уже убедились на примере собственной истории, – сознание соучастия в ложном ходе событий . И тут, к сожалению, возможен лишь один вариант выхода из ситуации – стремление к деятельному очищению .

Вопросы::

Но как же всё-таки нам различать настоящее и ложное в нашей жизни? Где у нас демагогия, а где искреннее желание объяснить, понять? Вот тут-то нам может помочь мысль Е. Шварца: всё это надо искать, начиная с частных, легко исследуемых сфер отношений отдельных людей. Только так можно прийти к отношению надёжности и прочности не только в нашем быте, но и бытии. Естественное и ложное идут здесь по жизни рука об руку: «жизнь мистифицируется ежечасно, и всё выходит настолько сложно, что эту жизнь легко принять за реальную, за настоящую. Даже труднее не принимать её за такую, чем принять». Собственная «паутина» плотно обвязывает не только тело, но и душу. Но это уже не мешает, например, ни Генриху, ни Бургомистру, так как преобладает чувство привычности, законности того, что совершается кругом.

Вопросы::

Ланцелоту , чтобы победить Дракона, просто необходима любовь Эльзы. Ещё не видя и не зная её, он говорит: « Хоть бы она мне понравилась …» Ланцелот – дракон «разведал» – профессиональный герой. Его жизнь – это сражение за людей, защита обиженных и наказание обидчиков за искалеченные судьбы людей, поневоле принявших нечестные правила «игры» и уверовавших в фатальность своего трагического исхода. « Уверяю вас, единственный способ избавиться от драконов – это иметь своего собственного». Эти слова архивариуса Шарлеманя, человека разумного и по роду своей профессии много знающего. Что же говорить о других? Но Ланцелот не может согласиться с такой точкой зрения: «… Мы вмешиваемся в чужие дела. Мы помогаем тем, кому необходимо помочь. И уничтожаем тех, кого необходимо уничтожить». Ланцелот уверен в своей Победе, может быть, не очень скорой, но Победе . Генрих. Но позвольте! Если глубоко рассмотреть, то я лично ни в чем не виноват. Меня так учили. Ланцелот . Всех учили. Но зачем ты оказался первым учеником?

Вопросы::

Ланцелот . Зашел, но в шапке-невидимке, рано утром. Я тихо поцеловал тебя, так, чтобы ты не проснулась. И пошел бродить по городу. Страшную жизнь увидел я. Читать было тяжело, а своими глазами увидеть -- еще хуже. Эй вы, Миллер! Я видел, как вы плакали от восторга, когда кричали бургомистру: "Слава тебе, победитель дракона!" 1-й горожанин. Это верно. Плакал. Но я не притворялся, господин Ланцелот . Ланцелот . Но ведь вы знали, что дракона убил не он. 1-й горожанин. Дома знал... - а на параде... (Разводит руками.) Ланцелот . Садовник! Вы учили львиный зев кричать: "Ура президенту !" ? Садовник. Учил. Ланцелот . И научили? Садовник. Да. Только, покричав, львиный зев каждый раз показывал мне язык. Я думал, что добуду деньги на новые опыты... но... Ланцелот . Фридрихсен ! Бургомистр , рассердившись на вас, посадил вашего единственного сына в подземелье? 2-й горожанин. Да. Мальчик и так все кашляет, а в подземелье сырость! Ланцелот . И вы подарили после того бургомистру трубку с надписью: "Твой навеки"? 2-й горожанин. А как еще я мог смягчить его сердце? Ланцелот . Что мне делать с вами? Бургомистр. Плюнуть на них. Эта работа не для вас. Мы с Генрихом прекрасно управимся с ними. Это будет лучшее наказание для этих людишек. Берите под руку Эльзу и оставьте нас жить по-своему. Это будет так гуманно, так демократично. Ланцелот . Работа предстоит мелкая. Хуже вышивания. В каждом из них придется убить дракона. С вами придется повозиться.

Вопросы::

Поэзия Александра Галича

Вопросы::

Разобрали венки на веники, На полчасика погрустнели… Как гордимся мы, современники, Что он умер в своей постели! И терзали Шопена ла́бухи , И торжественно шло прощанье… Он не мылил петли́ в Ела́буге И с ума не сходил в Сучане! Даже киевские письмэ́нники На поминки его поспели. Как гордимся мы, современники, Что он умер в своей постели!.. И не то чтобы с чем-то за́ сорок - Ровно семьдесят, возраст смертный. И не просто какой-то пасынок — Член Литфонда, усопший смертный! Ах, осыпались лапы ёлочьи , Отзвенели его метели… До чего ж мы гордимся, сволочи, Что он умер в своей постели! «Мело, мело по всей земле Во все пределы. Свеча горела на столе, Свеча горела…» Нет, никакая не свеча — Горела люстра! Очки на морде палача Сверкали шустро! А зал зевал, а зал скучал — Мели, Емеля! Ведь не в тюрьму и не в Сучан, Не к высшей мере! И не к терновому венцу Колесова́ньем , А как поленом по лицу — Голосованьем! И кто-то, спьяну, вопрошал: — За что? Кого там? И кто-то жрал , и кто-то ржал Над анекдотом… Мы не забудем этот смех И эту скуку! Мы — поимённо! — вспомним всех, Кто поднял руку!.. «Гул затих. Я вышел на подмостки. Прислонясь к дверному косяку…» Вот и смолкли клевета и споры, Словно взят у вечности отгул… А над гробом встали мародёры И несут почётный ка-ра-ул ! Памяти Б. Л. Пастернака

Вопросы::

Б. Пастернак. Зимняя ночь (Мело, мело по всей земле ...) 1946 Мело, мело по всей земле Во все пределы. Свеча горела на столе, Свеча горела. Как летом роем мошкара Летит на пламя, Слетались хлопья со двора К оконной раме. Метель лепила на стекле Кружки и стрелы. Свеча горела на столе, Свеча горела. На озаренный потолок Ложились тени, Скрещенья рук, скрещенья ног, Судьбы скрещенья. И падали два башмачка Со стуком на пол. И воск слезами с ночника На платье капал. И все терялось в снежной мгле Седой и белой. Свеча горела на столе, Свеча горела. На свечку дуло из угла, И жар соблазна Вздымал, как ангел, два крыла Крестообразно. Мело весь месяц в феврале, И то и дело Свеча горела на столе, Свеча горела.

Вопросы::

Нобелевская премия. 1959 Я пропал, как зверь в загоне. Где-то люди, воля, свет, А за мною шум погони, Мне наружу ходу нет. Темный лес и берег пруда, Ели сваленной бревно. Путь отрезан отовсюду. Будь что будет, все равно. Что же сделал я за пакость, Я убийца и злодей? Я весь мир заставил плакать Над красой земли моей. Но и так, почти у гроба, Верю я, придет пора – Силу подлости и злобы Одолеет дух добра.

Вопросы::

Марш мародёров: Упали в сон победители И выставили дозоры. Но спать и дозорным хочется, а прочее - трын-трава! И тогда в покоренный город вступаем мы - мародеры, И мы диктуем условия И предъявляем права! Слушайте марш мародеров! (Скрип сапогов по гравию!) Славьте нас, мародеров, И веселую вашу армию! Слава! Слава! Слава нам! Спешат уцелевшие жители, как мыши, забиться в норы. Девки рядятся старухами И ждут благодатной тьмы. Но нас они не обманут, Потому что мы - мародеры, И покуда спят победители - хозяева в городе мы! Слушайте марш мародеров!.. Двери срывайте с петель, Тащите ковры и шторы, Все пригодится - и денежки, и выпивка, и жратва ! Ах, до чего же весело гуляем мы, мародеры, Ах, до чего же веские придумываем слова! Слушайте марш мародеров!.. Сладко спят победители. Им снятся златые горы, Им снится знамя Победы, рябое от рваных дыр. А нам и поспать-то некогда, Потому что мы - мародеры. Но спятив с ума от страха, Нам - рукоплещет мир! Слушайте марш мародеров!.. И это еще не главное. Главного вы не видели. Будет утро и солнце в праздничных облаках. Горнист протрубит побудку. Сон стряхнут победители И увидят, что знамя Победы не у них, а у нас в руках! Слушайте марш... Марш... И тут уж нечего спорить. Пустая забава - споры. Когда улягутся страсти и развеется бранный дым, Историки разберутся - кто из нас мародеры, А мы-то уж им подскажем! А мы-то уж их просветим! Слушайте марш победителей! Играют оркестры марши над пропастью плац-парада. Девки машут цветами. Строй нерушим и прям. И стало быть - все в порядке! И стало быть, все, как надо - Вам, мародерам, пуля! А девки и марши - нам! Слушайте марш победителей! (Скрип сапогов по гравию). Славьте нас, победителей, И великую нашу армию! Слава! Слава! Слава нам!..

Вопросы::

Я ВЫБИРАЮ СВОБОДУ Сердце мое заштопано, В серой пыли виски, Но я выбираю Свободу, И – свистите во все свистки! И лопается терпенье, И тысячи три рубак Вострят, словно финки, перья, Спускают с цепи собак. Брест и Унгены заперты, Дозоры и там, и тут, И все меня ждут на Западе, Но только напрасно ждут! Я выбираю Свободу, – Но не из боя, а в бой, Я выбираю Свободу Быть просто самим собой. И это моя Свобода, Нужны ли слова ясней?! И это моя забота – Как мне поладить с ней. Не слаще, чем ваши байки, Мне гордость моей беды, Свобода казенной пайки, Свобода глотка воды. Я выбираю Свободу, Я пью с нею нынче на «ты». Я выбираю свободу Норильска и Воркуты. Где вновь огородной тяпкой Над всходами пляшет кнут, Где пулею или тряпкой Однажды мне рот заткнут. Но славно звенит дорога, И каждый приют, как храм. А пуля весит немного – Не больше, чем восемь грамм. Я выбираю свободу, – Пускай груба и ряба, А вы, валяйте, по капле «Выдавливайте раба»! По капле и есть по капле – Пользительно и хитро, По капле – это на Капри, А нам – подставляй ведро! А нам – подавай корыто, И встанем во всей красе! Не тайно, не шито-крыто, А чтоб любовались все! Я выбираю Свободу, И знайте, не я один! И мне говорит «свобода»: «Ну, что ж, говорит, одевайтесь И пройдемте-ка , гражданин».

Вопросы::

Когда я вернусь Когда я вернусь - ты не смейся, - когда я вернусь, Когда пробегу, не касаясь земли, по февральскому снегу, По еле заметному следу к теплу и ночлегу, И, вздрогнув от счастья, на птичий твой зов оглянусь, Когда я вернусь, о, когда я вернусь... Послушай, послушай - не смейся, - когда я вернусь, И прямо с вокзал, разделавшись круто с таможней, И прямо с вокзала в кромешный, ничтожный, раешный Ворвусь в этот город, которым казнюсь и клянусь, Когда я вернусь, о, когда я вернусь... Когда я вернусь, я пойду в тот единственный дом, Где с куполом синим не властно соперничать небо, И ладана запах, как запах приютского хлеба, Ударит меня и заплещется в сердце моем... Когда я вернусь... О, когда я вернусь... Когда я вернусь, засвистят в феврале соловьи Тот старый мотив, тот давнишний, забытый, запетый, И я упаду, побежденный своею победой, И ткнусь головою, как в пристань, в колени твои, Когда я вернусь... А когда я вернусь?

Вопросы::

Иосиф Бродский Иосиф Бродский [24 мая 1940 - 28 января 1996]

Вопросы::

Иосиф Бродский На смерть Жукова Вижу колонны замерших звуков, гроб на лафете, лошади круп. Ветер сюда не доносит мне звуков русских военных плачущих труб. Вижу в регалиях убранный труп: в смерть уезжает пламенный Жуков. Воин, пред коим многие пали стены, хоть меч был вражьих тупей, блеском маневра о Ганнибале напоминавший средь волжских степей. Кончивший дни свои глухо в опале, как Велизарий или Помпей. Сколько он пролил крови солдатской в землю чужую! Что ж, горевал? Вспомнил ли их, умирающий в штатской белой кровати? Полный провал. Что он ответит, встретившись в адской области с ними? "Я воевал". К правому делу Жуков десницы больше уже не приложит в бою. Спи! У истории русской страницы хватит для тех, кто в пехотном строю смело входили в чужие столицы, но возвращались в страхе в свою. Маршал! поглотит алчная Лета эти слова и твои прахоря . Все же, прими их -- жалкая лепта родину спасшему, вслух говоря. Бей, барабан, и, военная флейта, громко свисти на манер снегиря. 1974

Вопросы::

михаил лотман . на смерть жукова Из всех стихотворений Бродского «На смерть…» отличается тем, что посвящается оно полководцу, т. е. человеку, для которого смерть — кровопролитие — является, так сказать, основной специальностью. И в этом отношении «На смерть Жукова» преподносит нам очередную неожиданность: речь в нем идет о пролитой крови исключительно своих солдат, гибель которых резко контрастирует с глухой и штатской кончиной отправившего их на убой. Так, в систему оппозиций, образующих семантические координаты текста, включается еще одна: «свое / чужое», — которая также реализуется отнюдь не тривиальным образом, свое оказывается более опасным, чем чужое. Хотя солдатская кровь и проливается в чужую землю, проливает ее не враг (т. е. чужой), а свой военачальник, для которого, в свою очередь, вход в чужую столицу представляет меньшую опасность, чем возвращение в свою. За обычной для Бродского бесстрастной логичностью повествования отчетливо проглядывает тот хаос, та бездна, которая одновременно и ужасала, и вдохновляла Паскаля, Кьеркегора, Достоевского, Ницше, Шестова , Камю… Все это вводит нас в своеобразный «имперский дискурс » Бродского и, далее, в саму имперскую образность Бродского, где все несуразно, разностильно, разновременно. Несуразна и имперская жизнь, где разрушение опережает строительство, а основным законом является закон трения. Разрушенная целостность порождает разрушенный дискурс , не различающий тем, цитат, языков и стилей, держащийся на частичности, намеке… И реализуется этот дискурс естественнее всего в стихотворениях «На смерть…».

Вопросы::

Какую роль должно играть искусство, творчество в государстве? при тоталитаризме? Вопрос:

Вопросы::

Западно-европейская культура II половины ХХ века Проблемы тоталитаризма и тоталитарной личности в культуре ХХ века

Вопросы::

Джордж Оруэлл Лайонел Триллинг : «Мы привыкли думать, что тирания проявляется только в защите частной собственности, что жажда обогащения — источник зла... Но Оруэлл говорит нам, что последняя в мире олигархическая революция будет совершена не собственниками, а людьми воли и интеллекта — новой аристократией бюрократов, специалистов, руководителей профсоюзов, экспертов общественного мнения, социологов, учителей и профессиональных политиков. Сталинский период вырубил в России подлинную культуру, людей духа, интеллигенцию, дав взамен просто образование, которое обозвал «культурой». Теперь на смену сталинщине приходят люди образованные, люди интеллекта. Но зачастую эти люди без духовного импульса, без интеллигентности, без культуры. Разве это не люди «воли и интеллекта», которые создадут нам новый «оруэлловский рай»?

Вопросы::

Оруэлл создал теорию власти XX века Она построена на том, что к власти приходит не человек из массы, а человек элиты, интеллектуальной элиты. В предшествующие века власть была наследственной, это, может быть, и несправедливо, потому что ребенок мог родиться какой: угодно: слабоумный, порочный, но все равно он принц, он будет управлять. Но, с другой стороны, в этом были определенные защитные механизмы, это как бы удерживало остальных от борьбы за власть. XX век открыл новые возможности рационального построения общества, создал науку об управлении, разработал психологическую основу управления. Интеллектуальная элита уже уловила, что некоторая закономерность есть во всем. Некий алгоритм, его осталось только закодировать. Тот, кто уловил это нечто, рассчитал на уровне психологии, математики, при желании может получить ключ к пульту управления обществом. Но вопрос в том, во благо или во зло он стал бы это делать. Утописты считали, что Человечество избавится от всяких глупых предрассудков, вроде царей и королей, и передаст управление ученым, потому что они умны и будут знать что делать. А Бакунин, например, высказывал точку зрения противоположную. Он считал, что когда до власти дорвутся ученые и вообще интеллектуалы, то хуже деспотии не будет, потому что они-то знать будут действительно все, действительно будут управлять тотально. Оруэлл склонялся к бакунинскому взгляду. Да, миром будет управлять интеллектуал, и это будет деспотия, но не традиционного, а новейшего типа. И масса, пожалуй, согласится на это, потому что, хотя она и будет жить бедно, хотя у нее не будет никаких прав и свобод, зато она сможет полагаться на тех, кто станет управлять. В силу этого общество станет по-своему стабильным.

Вопросы::

Открытия Оруэлла: Образ общества будущего в его произведениях. Образ человека полуголодного, замордованного, затурканного, униженного, плохо одетого, вечно ищущего в магазине шнурки для ботинок и принимающего все как подарок. Идеи Оруэлла о проблеме власти. Проблема человека в мире власти, в мире, разделенном на сферы влияния. Открытие Оруэлла о том, что интеллигент как таковой не может быть человеком власти или должен перестать быть интеллигентом. ("Скотный двор"). Разделение интеллектуалов и интеллигентов. Интеллектуалы у него - это люди, способные властвовать, способные давить других, в то время как интеллигенты, люди духа, это же, кто может только сопротивляться подобному давлению. Открытие Оруэллом в современном человеке жажду власти, наслаждение ею. XX век впервые привел к власти человека массы. Этот человек массы не только не комплексует по этому поводу, но свою обыденность, свое среднее бескультурье возводит в право, считает, что может гордиться именно своей обыденностью. в XX веке возникла наука об управлении, в мире появилось ядерное оружие, которое позволит его владельцу контролировать уже весь мир. Круговорот власти, благодаря этому, должен прекратиться. Он считал, что найдутся человек 10, которые будут достаточно умны для того чтобы понимать - власть надо охранять бдительно, круглосуточно, и что не надо давать власть одному, надо управлять коллективом. Одного надо сделать символом , чтобы он был известен всем как Большой Брат, а на самом деле - должен быть коллектив, мафия, банда, клика. Она должна управлять, причем внутри нее вырабатывается своего рода альтруизм, т.е. их групповые интересы выше личных, они способны жертвовать не только друг другом, но и собой. Они принимают эту игру ради удержания власти , и они к тому же способны к корректировке, исправлению собственных ошибок. И эти средние, ставшие новыми высшими, понимают, что главное - управлять мышлением , памятью, речью.

Вопросы::

Чтобы построить тоталитарное государство, надо отменить: историю, чтобы человек не помнил, как было вчера, запретить ему мечтать о будущем, отнять у него детей. Роль "Оруэлловских слов". Тоталитарный строй может оформиться лишь тогда, когда утопия исчезнет, когда: людям запретят мечтать; вспоминать; говорить обычным языком (они стали говорить языком, в котором осталось очень мало слов, выражающих самую элементарную примитивную реакцию на указания сверху; и такое общество контролируемо); общество должно быть нищим; бояться внешнего врага. Тут Оруэлл действительно вышел за пределы того круга, который очертила антиутопия до него. Поэтому его роман уже не антиутопия. Ведь и Хаксли, и Замятин, у которых Оруэлл учился, а также и в “Утопии” Томаса Мора, нарисовали мир, где все прекрасно кроме одного — там нет уникальной личности. Все живут одинаково. Но все остальное прекрасно: люди сыты, одеты, румяны, нет войн, нет нищеты, нет горя, нет пороков. Такой цветущий мир, но, правда, скучный, пресный для бунтаря, анархиста, мятежника, чудака, поэта. А так вроде бы все ничего. Мысль Оруэлла о том, что противостоять тоталитаризму может лишь масса рабочих, которыми идеология не занимается '"настоящая и мещанская" семья.

Вопросы::

0'Брайен Уинстону Смиту: «Ты знаешь как, но ты не знаешь почему». Rick Wakeman - британский клавишник и композитор, участник рок-группы Yes . Один из известных музыкантов-виртуозов, играющих на клавишных инструментах.

Вопросы::

Джордж Оруэлл Скотный двор       Итак, друзья, в чем смысл нашего с вами бытия? Давайте посмотрим правде в лицо: краткие дни нашей жизни проходят в унижении и тяжком труде. С той минуты, как мы появляемся на свет, нам дают есть ровно столько, чтобы в нас не угасла жизнь, и те, кто обладает достаточной силой, вынуждены работать до последнего вздоха; и, как обычно, когда мы становимся никому не нужны, нас с чудовищной жестокостью отправляют на бойню. Ни одно животное в Англии после того, как ему минет год, не знает, что такое счастье или хотя бы заслуженный отдых. Ни одно животное в Англии не знает, что такое свобода. Жизнь наша - нищета и рабство. Такова истина.       Но таков ли истинный порядок вещей? Происходит ли это от того, что наша земля бедна и не может прокормить тех, кто обитает на ней и возделывает ее? Нет, товарищи, тысячу раз нет! Климат в Англии мягкий, земля плодородна, и она в состоянии досыта накормить гораздо большее количество животных, чем ныне обитают на ней. Такая ферма, как наша, способна содержать дюжину лошадей, двадцать коров, сотню овец - и жизнь их будет полна такого комфорта, такого чувства собственного достоинства, о которых мы сейчас не можем даже и мечтать. Но почему же мы продолжаем жить в столь жалких условиях? Потому что почти все, что мы производим своим трудом на свет, уворовывается людьми. Вот, товарищи, в чем кроется ответ на все наши вопросы. Он заключается в одном единственном слове - человек. Вот кто наш единственный подлинный враг - человек. Уберите со сцены человека, и навсегда исчезнет причина голода и непосильного труда.

Вопросы::

      Человек - единственное существо, которое потребляет, ничего не производя. Он не дает молока, он не несет яиц, он слишком слаб для того, чтобы таскать плуг, он слишком медлителен для того, чтобы ловить кроликов. И все же он верховный владыка над всеми животными. Он гонит их на работу, он отсыпает им на прокорм ровно столько, чтобы они не мучились от голода - все же остальное остается в его владении. Наш труд возделывает почву, наш навоз удобряет ее, - и все же у каждого из нас есть всего лишь его шкура . Вот вы, коровы, лежащие сейчас передо мной, - сколько тысяч галлонов молока вы уже дали за прошлый год? И что стало с этим молоком, которым вы могли бы вспоить крепких телят? Все оно, до последней капли, было поглощено глотками наших врагов. А вы, куры, сколько яиц вы снесли в этом году и сколько взрастили цыплят? А остальные были отправлены на рынок, чтобы в карманах у Джонса и иже с ними звенели денежки. Скажи и ты, Кловер , где твои четверо жеребят, которых ты выносила и родила в страданиях, жеребят, что должны были стать тебе опорой и утехой на старости лет? Все они были проданы еще в годовалом возрасте - и никого из них тебе не доведется увидеть вновь и после того, как ты четырежды мучилась в родовых муках, после того, как ты поднимала под пашню поля - что у тебя есть, кроме горсти овса и старого стойла ?

Вопросы::

Семь заповедей (и их трансформация в процессе построения социализма):     I. Каждый , кто ходит на двух ногах, - враг.   Каждый , кто ходит на четырех ногах или у кого есть крылья, - друг.   Животные не носят платья.   Животные не спят в кроватях.   Животные не пьют алкоголя.   Животное не может убить другое животное.   Все животные равны. II. Четыре ноги - хорошо, две ноги - плохо ! Ни одно животное не будет спать в постели с простынями Животные не пьют алкоголя сверх необходимости Животное не может убить другое животное без причины. III. Все животные равны . Но некоторые животные равны более, чем другие.

Вопросы::

Наш вождь, товарищ Наполеон Отец всех животных, ужас человечества, покровитель овец, защитник утят Под руководством нашего вождя товарища Наполеона я отложила шесть яиц за пять дней Спасибо товарищу Наполеону за то, что под его руководством вода стала такой вкусной ! "Под руководством нашего вождя товарища Наполеона я отложила шесть яиц за пять дней "

Вопросы::

  Помещение , где хранилась упряжь, свиньи превратили в свою штаб-квартиру. Здесь, пользуясь книгами, которые нашлись на ферме, вечерами они изучали кузнечное дело, плотницкие работы и другие искусства. Сноуболл , кроме того, занимался созданием организаций, которые он называл комитеты животных. Этим он занимался с неутомимой энергией. Он организовывал комитет по производству яиц для кур, лигу чистых хвостов для коров, комитет по вторичному образованию диких товарищей (его целью было приручить крыс и кроликов), движение за белую шерсть среди овец и множество других, не говоря уже о курсах чтения и письма. Обычно все эти проекты постигала неудача . К осени почти все животные в той или иной степени стали грамотными. Что касается свиней, они свободно читали и писали. Собаки успешно учились читать, но кроме семи заповедей их ничего не интересовало. Мюриель , коза, умела читать еще лучше собак и порой по вечерам она читала остальным обрывки газет, которые валялись в куче мусора. Бенджамин читал так же, как свиньи, но никогда не демонстрировал своих способностей.

Вопросы::

Наполеон не проявлял никакого интереса к комитетам Сноуболла . Он сказал, что обучение подрастающего поколения гораздо важнее любых дел, которые могут быть сделаны для тех, кто уже вошел в возраст. Он высказал свою точку зрения как раз в то время, когда после уборки урожая Джесси и Блюбелл разрешились от бремени девятью крепкими здоровыми щенятами. Как только они перестали сосать, Наполеон забрал их от матери, сказав, что он лично будет отвечать за их образование. Он поместил их на чердаке, куда можно было попасть только по лестнице из штаб-квартиры свиней и держал их тут в такой изоляции, что скоро все обитатели фермы забыли о существовании щенков .       Скоро прояснилась и таинственная история с исчезновением молока. Свиньи каждый день подмешивали его в свою кормушку. Поспели и ранние яблоки. Теперь после каждого порыва ветра они устилали траву в саду. Было принято как должное, что все имеют на них право, но однажды установившийся порядок был изменен: все яблоки должны быть собраны и доставлены в помещение для свиней. Кое-кто попробовал роптать, но это не принесло результатов. Касательно этого предмета все свиньи проявили редкостное единодушие, даже Наполеон со Сноуболлом . На Визгуна была возложена обязанность объяснить ситуацию остальным. Товарищи ! - Вскричал он. - Надеюсь, вы не считаете, что мы, свиньи, поступаем подобным образом лишь из мелкого эгоизма. Многие из нас на самом деле терпеть не могут молока и яблок. Сам я на них и смотреть не стану. Единственная цель, с которой мы их используем, - сохранить ваше здоровье. Яблоки и молоко содержат элементы, абсолютно необходимые для поддержания жизни и хорошего самочувствия у свиней. Мы , свиньи, - работники интеллектуального труда. Забота о процветании нашей фермы и об организации работ лежит исключительно на нас. День и ночь мы неусыпно заботимся о вашем благосостоянии. Мы пьем молоко и едим эти яблоки только ради в_а_с . Можете ли вы представить, что произойдет, если мы, свиньи, окажемся не в состоянии исполнять свои обязанности? Вернется Джонс! Да, снова воцарится Джонс! И я уверен, товарищи, - в голосе Визгуна, который метался из стороны в сторону, крутя хвостиком, появились почти рыдающие ноты, - без сомнения, нет ни одного, кто хотел бы возвращения Джонса!

Вопросы::

      Снаружи раздался яростный лай, и девять огромных собак в ошейниках, усеянных медными бляхами, ворвались в амбар. Они кинулись прямо к Сноуболлу , который, отпрыгнув, едва успел увернуться от их оскаленных челюстей. Через мгновение он уже был в дверях, и собаки кинулись за ним. Чересчур потрясенные и испуганные для того, чтобы говорить, животные сгрудились в дверях, наблюдая за происходящим. Сноуболл мчался через длинное пастбище по направлению к дороге. Он бежал так быстро, как только могут бежать свиньи, но собаки уже висели у него на пятках. Внезапно он поскользнулся, и стало ясно, что сейчас его схватят. Но он смог собраться и припустил еще быстрее. Собаки продолжали его преследовать. Одна из них едва не ухватила Сноуболла за хвостик, но в последний момент он успел его выдернуть. Сноуболл сделал последний рывок. От преследователей его отделяло несколько дюймов, но Сноуболл успел нырнуть в отверстие в заборе - и был таков .       Примолкшие и напуганные, животные собрались обратно в амбаре. Вернулись прибежавшие собаки. Сначала никто не мог понять, откуда они взялись, но загадка разрешилась очень просто: это были те самые щенки, которых Наполеон взял у их матерей и чьим воспитанием занимался он лично. Они еще продолжали расти, но тем не менее, уже были огромными свирепыми псами, смахивающими на волков. Они окружили Наполеона. Было заметно, что, когда он обращается к ним, они виляют хвостами точно так же, как в свое время другие собаки реагировали на слова мистера Джонса .       Теперь Наполеон в сопровождении собак поднялся на то возвышение, где когда-то стоял майор, произнося свою речь. Он объявил, что, начиная с сегодняшнего дня, ассамблеи по утрам в воскресенье отменяются. В них отпала необходимость, сказал он, мы только теряем время. На будущее все вопросы касательно работ на ферме будет решать специальный комитет из свиней, возглавляемый им лично. Они будут обсуждать все проблемы и затем сообщать всем остальным о принятых решениях. Все обитатели фермы будут по-прежнему собираться в воскресенье утром, чтобы отдать честь флагу, спеть "Скоты Англии" и получить задания на неделю; какие бы то ни было споры исключаются.

Вопросы::

      После этого Визгун обошел всю ферму с целью объяснить остальным новый порядок вещей.       - Товарищи, - сказал он, - я верю, что все, живущие на ферме, ценят ту жертву, которую принес товарищ Наполеон, взяв на себя столь непосильный труд. Не надо думать, товарищи, что руководить - это такое уж удовольствие! Напротив - это большая и нелегкая ответственность. Товарищ Наполеон глубоко верит в то, что все животные обладают равными правами и возможностями. Он был бы только счастлив передать вам груз принятия решений. Но порой вы можете ошибиться - и что тогда ждет вас? Представьте себе, что вы дали бы увлечь себя воздушными замками Сноуболла - этого проходимца, который, как нам теперь известно, является преступником...       - Он смело дрался в битве у коровника, - сказал кто-то.       - Смелость - это еще не все, - сказал Визгун. - Преданность и послушание - вот что самое важное. Что же касается битвы у коровника, то я верю, придет время, когда станет ясно, что роль Сноуболла была значительно преувеличена. Дисциплина, товарищи, железная дисциплина! Вот лозунг сегодняшнего дня! Стоит сделать один неверный шаг, - и враги одолеют нас! И, конечно, товарищи, вы не хотите возвращения Джонса?       И, как всегда, этот аргумент оказался неопровержимым. Конечно, никто из животных не хотел возвращения Джонса; и если споры о том, как проводить утро воскресенья, могли вернуть его, то эти споры, без сомнения, надо было кончать. Боксер, у которого теперь было достаточно времени подумать, выразил обуревавшие его чувства словами: "Если товарищ Наполеон так сказал, то, значит, это правильно". И после этого в дополнение к своему девизу "Я буду работать еще больше" он изрек еще один афоризм: "Наполеон всегда прав".       Весь этот год был отдан рабскому труду. Но животные были счастливы: не было ни жалоб, ни сетований, что они приносят себя в жертву; всем было ясно, что трудятся они лишь для своего благосостояния и ради потомков, а не для кучки ленивых и вороватых человеческих существ.

Вопросы::

В одно воскресное утро, когда все собирались получать задания на неделю, Наполеон объявил, что он решил ввести новую политику. Отныне скотский хутор приступает к торговле с соседними фермами: конечно же не с целью коммерции, а просто для того, чтобы приобрести жизненно необходимые материалы. Забота о мельнице должна подчинить себе все остальное, сказал он. Поэтому он принял решение продать несколько стогов пшеницы и часть уже собранного урожая ячменя, а позже, если денег все же не хватит, придется пустить в оборот яйца, для которых в Уиллингдоне всегда есть рынок сбыта. Куры, сказал Наполеон, могут считать жертву их вкладом в строительство мельницы.       В первые минуты всех собравшихся охватило некоторое смущение. Никогда не иметь дела с людьми, никогда не заниматься торговлей, никогда не употреблять денег - не эти высокие заветы прозвучали на том триумфальном собрании сразу же после изгнания Джонса? Все животные помнили, как принимались эти решения; или, в конце концов, думали, что помнят. Четверо поросят, в свое время протестовавшие, когда Наполеон отменил ассамблеи, робко попробовали подать голос, но угрожающее рычание собак сразу же успокоило их.

Вопросы::

      Наступила мертвая тишина. Четверо свиней с дрожью ожидали развития событий, не скрывая вины, о которой говорила каждая черточка их физиономий. Наполеон обратился к ним, призывая их покаяться в своих преступлениях. Это были те четверо, которые протестовали, когда Наполеон отменил воскресные ассамблеи. Они незамедлительно признались, что, начиная со дня изгнания Сноуболла , поддерживали с ним тайную связь, что они помогали ему разрушить мельницу и что они вошли в соглашение с ним, ставя целью отдать скотский хутор в руки мистера Фредерика. Они добавили, что Сноуболл по секрету признался им: в течение долгих лет он был тайным агентом мистера Джонса. Когда они кончили каяться, собаки перегрызли им горло, и Наполеон страшным голосом спросил, не хочет ли еще кто-либо сознаться в совершенных преступлениях .       Те трое кур, которые возглавляли попытку волнений из-за яиц, вышли вперед и сказали, что им во сне являлся Сноуболл и призывал не подчиняться приказам Наполеона. Они также были разорваны на куски. Затем вышел гусь и признался, что в прошлом году во время уборки урожая он утаил шесть зерен, которые съел ночью. Одна из овец покаялась, что мочилась в пруд - естественно, как она сказала, по настоянию Сноуболла - а две другие овцы признались, что они довели до смерти старого барана, одного из самых преданных поклонников Наполеона, заставляя его бегать вокруг костра, когда он задыхался от приступов кашля. Их постигла та же судьба, что и всех прочих. Процесс признаний и наказаний длился до тех пор, пока у ног Наполеона не выросла гора трупов, а в воздухе не сгустился тяжелый запах крови, который был забыт со времен изгнания Джонса .       Когда все было кончено, остальные животные, кроме собак и свиней, удалились, сбившись в кучу. Они были подавлены и унижены. Они не могли понять, что потрясло их больше - то ли предательство тех, кто вступил в сношение со Сноуболлом , то ли свирепая расправа, свидетелями которой они были.

Вопросы::

      В один прекрасный вечер, как раз после возвращения овец, когда животные кончили работать и неторопливо шли на ферму, они услышали доносящееся со двора испуганное ржание. Животные остановились в удивлении. Это был голос Кловер . Она снова заржала, и тогда все галопом поскакали на ферму. Ворвавшись во двор, они увидели то, что предстало глазам Кловер .       Это была свинья, шествовавшая на задних ногах.       Да, это был Визгун. Несколько скованно, так как он не привык нести свой живот в таком положении, но довольно ловко балансируя, он пересек двор. А через минуту из дверей фермы вышла вереница свиней - все на задних ногах. У некоторых это получалось лучше, у других хуже, кое-кто был так неустойчив, что, казалось, ему требуется подпорка, но все успешно совершили круг по двору. И наконец раздался собачий лай и торжественное кукареканье черного петуха, что оповестило о появлении самого Наполеона. Надменно глядя по сторонам, он величественно прошел через двор в окружении собак.       Между копытами у него был зажат хлыст.       Наступила мертвая тишина. Смущенные и напуганные животные, сбившись в кучу, наблюдали, как по двору медленно движется вереница свиней. Казалось, что мир перевернулся вверх ногами. Но, наконец, настал момент, когда исчез первый шок и, когда, несмотря ни на что - ни на страх перед собаками, ни на привычку, воспитанную долгими годами, никогда не жаловаться, никогда не критиковать, что бы ни случилось - раздались слова протеста. Но как раз в этот момент, словно по сигналу, овцы хором начали громогласно блеять:       - Четыре ноги хорошо, две ноги лучше ! Четыре ноги хорошо, две ноги лучше ! Четыре ноги хорошо, две ноги лучше !       И так без остановки продолжалось минут пять. И когда овцы наконец смолкли, время для протестов уже было упущено, поскольку свиньи уже двигались обратно на ферму.       Бенджамин почувствовал, как кто-то ткнул носом ему в плечо. Он оглянулся. Это была Кловер . Ее старые глаза помутнели еще больше. Не говоря ни слова, она осторожно потянула его за гриву и повела к той стене большого амбара, на которой были написаны семь заповедей. Через пару минут они уже стояли у стены с белыми буквами на ней.       - Зрение слабеет, - сказала она наконец. - Но даже когда я была молода, то все равно не могла прочесть, что здесь написано. Но мне кажется, что стена несколько изменилась. Не изменились ли семь заповедей, Бенджамин ?       Единственный раз Бенджамин согласился нарушить свои правила и прочел ей то, что было написано на стене. Все было по-старому - кроме одной заповеди. Она гласила:     Все животные равны . Но некоторые животные равны более, чем другие

Вопросы::

"Повелитель мух«, "Шпиль", "Наследники", "Чрезвычайный посол». "Миру.. недоумевающего рассудка" противопоставлен "сверкающий мир злого буйства". Первый мир олицетворяет не одно лишь образование, но все стоящее за ним общественное устройство с его социальными механизмами, шкалой ценностей и системой поведения. "Мир. …недоумевающего рассудка" терпит поражение, тем самым выявляя свою изначальную слабость, несамостоятельность. Варварство торжествует над цивилизацией, оставляя от последней, да и то в искаженном виде, одну лишь иерархию социальной пирамиды, покоящейся на подавлении и "ведомственном превосходстве", которое охотники из бывших певчих преобразуют в право кулака. Они присваивают себе власть над остальными ребятами под предлогом того, что кормят всех мясом и защищают от "зверя", какового в действительности не существует. Все показанное писателем уже было в истории. Были захваты государственной власти под лозунгами упорядоченья жизни, обеспечения материальных потребностей нации, защиты ее от мифических угроз и отвоевания ею пресловутого "жизненного пространства", травля одиночек озверевшей толпой. "В человеке больше зла, чем можно объяснить одним только давлением социальных механизмов". Уильям голдинг

Вопросы::

Джон Рональд Руэл Толкиен .

Вопросы::

Трилогия "Властелин Колец"

Вопросы::

« Хо́ббит , и́ли Туда́ и обра́тно » «Властелин Колец ». « Хоббит …» родился из сказки, сочинённой Толкином для своих детей. Он настолько увлёкся ей, что не только записал сказочную историю, но и вместе с сыновьями нарисовал карты фантастической страны — Средиземья . История осталась незаконченной, Толкин лишь перепечатал рукописный текст в одном экземпляре и давал его иногда читать своим друзьям. Одна из учениц Толкина в разговоре с редактором издательства Allen & Unwin Сьюзен Дагнэл с восторгом отозвалась о книге. Дагнэл , прочитав « Хоббита …», обратилась с письмом к Толкину , где просила его закончить сюжет. Однако директор издательства Стэнли Ануин , сомневаясь, будет ли книга иметь успех, отдал её на рецензию своему десятилетнему сыну . По мнению мальчика, маленьким детям книга должна была понравиться.

Вопросы::

Альбер Камю о тоталитарном государстве Осадное положение 

Вопросы::

Чума: Я царствую, это факт, а значит — право. Право, которое не подлежит обсуждению: вам придется свыкнуться с этим. Впрочем, не заблуждайтесь, я царствую на свой лад, точнее было бы сказать — функционирую. Все вы, испанцы. немного романтики и, конечно, предпочли бы видеть меня в облике какого-нибудь черного короля или страшного сказочного насекомого. Известное дело, вы не можете без патетики! Так вот, обойдетесь! У меня нет скипетра, и я принял вид унтер-офицера. Я сделал это нарочно, чтобы вас уязвить, это полезно: вам еще многому предстоит научиться. У вашего короля грязь под ногтями и уставной мундир. Он не восседает на троне, он заседает. Его дворец — казарма, а охотничий домик — зал суда. Город отныне на осадном положении.   Когда прихожу я, патетика уходит. Я упраздняю ее вместе с некоторыми другими бреднями, такими, как дурацкая тоска по счастью, глупые физиономии влюбленных, эгоистическое созерцание красот природы или преступная ирония. Взамен этого я несу вам порядок , Поначалу он будет вас немного стеснять, но потом вы поймете. что хороший порядок лучше плохой патетики . Чтобы проиллюстрировать эту замечательную мысль, я начну с того, что изолирую мужчин от женщин. Это будет иметь силу закона. (Стражники выполняют приказ.) С глупыми играми покончено. Пора стать серьезными! Полагаю, теперь вы кое-что поняли. С сегодняшнего дня вы будете учиться умирать организованно. До сих нор вы умирали по-испански, случайно, как бог надушу положит. Вы умирали, оттого что было жарко и вдруг стало холодно, оттого что споткнулся ваш мул, оттого что вершины Пиренеев очень уж заманчиво голубеют, а река Гвадалквивир весной притягивает одиноких или оттого что на свете существуют безмозглые грубияны, которые убивают ради денег или ради чести, хотя куда изысканнее убивать ради логики!

Вопросы::

Да, умирали вы скверно, ничего не скажешь: один там, другой сям, тот в постели, этот на арене — сплошная распущенность. Но можете радоваться, теперь это будет решаться в административном порядке. Одна смерть для всех, по списку, в порядке строгой очередности . На каждого мы заведем карточку, и никто больше не будет умирать, как ему вздумается. Судьба поумнела и завела канцелярию. Вы все будете учтены статистикой и наконец хоть на что-то сгодитесь. Да, чуть не забыл вам сказать: вы, разумеется, умрете, это дело решенное, и будете подвергнуты последующей кремации или даже предварительной — это гигиеничнее и тоже входит в программу. Испания превыше всего!   Построиться в шеренги, чтобы умереть надлежащим образом, — вот основная задача ! Этим вы можете снискать мою благосклонность. Но берегитесь бредовых мыслишек, порывов души, как вы выражаетесь, легкого возбуждения, которое порождает большие мятежи! Отныне все это слюнтяйство запрещается и заменяется логикой. Я не терплю отклонений от единообразия и от разумного порядка. С сегодняшнего дня вы все будете вести себя разумно и начнете носить специальные значки. Если вы получили одну отметину, вы должны публично носить чуть ниже плеча чумную звезду — по ней в вас будут узнавать одну из ближайших жертв. Другие — те, кто, полагая, будто это их не касается, стоят в воскресенье в очереди за билетами на корриду, — станут вас сторониться, ибо вы будете в числе подозрительных. Но не огорчайтесь: их это касается. Они тоже в списке, я не забываю никого. Подозрительны все, вот из чего следует исходить.   Все это, впрочем, не мешает мне быть сентиментальным. Я люблю птичек, первые фиалки, свежие губки девушек. Временами это очень бодрит, и вообще я, по правде сказать, идеалист. Мое сердце... Но я, кажется, расчувствовался, не стоит продолжать. Давайте только подведем итоги. Я принес вам молчание, порядок и абсолютную справедливость. Требуется абсолютное сотрудничество со мной.    

Вопросы::

Хор: Мы были народом, а стали массой ! Раньше нас приглашали , теперь нас вызывают ! Мы продавали друг другу молоко и хлеб, теперь мы снабжаемся . Мы топчемся на месте! (Топчутся.) Топчемся и твердим сами себе, это никто не может ничего изменить и каждый должен стоять на своем месте, в указанном ему ряду! Какой смысл кричать? Испания погибла ! На месте шагом марш! О горе! Мы топчем самих себя ! Мы умираем от удушья в этом наглухо замурованном городе! Ах, если бы только поднялся ветер...  

Вопросы::

Альбер Камю Падение Вопросы: Какие основные нравственные проблемы рассматривает в произведении А. Камю? Каковы причины и источник этих проблем?

Вопросы::

Итак, вы более или менее буржуа! Но буржуа утонченный. Заметить старомодный оборот речи -- это, несомненно, показывает, что вы человек образованный, ибо вы не только замечаете вычурность, но она и раздражает вас. Наконец, я, по-видимому, занимаю вас, а это, скажу без хвастовства, говорит о широте вашего кругозора. Итак, вы более или менее... Но это неважно. Профессии меня интересуют меньше, чем секты. Разрешите задать вам два вопроса, но ответьте на них в том случае, если не сочтете их нескромными. Были вы богаты? Более или менее? Прекрасно. Делились вы богатством с неимущими? Нет? Значит, вы из тех, кого я называю саддукеями. Вы не следовали заветам Священного писания, но, полагаю, от этого не очень много выиграли. Выиграли? Так вы, стало быть, знаете Священное писание? Право, вы меня интересуете. В этой стране все доктора или профессора. Здесь любят почитать людей -- по доброте или из скромности. У голландцев по крайней мере злопыхательство не стало национальной чертой. А я, кстати сказать, вовсе не доктор. Если угодно знать, я до того, как приехал сюда, был адвокатом. Теперь я судья на покаянии. Позвольте представиться: Жан-Батист Кламанс , к вашим услугам. Очень рад знакомству. Вы, вероятно, посвятили себя коммерции? Более или менее? Превосходный ответ! И совершенно правильный. У нас всегда и все "более или менее". Ну вот, разрешите мне разыграть роль сыщика. Вы приблизительно моего возраста, у вас взгляд искушенного сорокалетнего человека, видавшего виды, вы более или менее элегантно одеты, как одеваются во Франции, и у вас гладкие руки. Альбер Камю. Падение

Вопросы::

Я-то живу в Еврейском квартале, как он назывался до тех пор, пока господа гитлеровцы не расчистили его. Вот уж постарались! Семьдесят пять тысяч евреев отправили в концлагеря или сразу же убили. Подмели под метелку. Как не восхищаться таким усердием и терпеливой методичностью? Если у человека нет характера, он должен выработать в себе хотя бы методичность. Здесь она, бесспорно, сделала чудеса, и я живу в тех местах, где совершены величайшие в истории преступления. Быть может, это как раз и помогает мне понять гориллу и его недоверчивость. Я могу таким образом бороться со своей природной склонностью, неодолимо влекущей меня к людям. Теперь, когда я вижу новое лицо, кто-то во мне бьет тревогу: "Потише! Легче на поворотах! Опасно!" Даже когда у меня возникает очень сильная симпатия к человеку, я держусь настороже. А знаете вы, что на моей родине, в маленькой деревеньке, во время карательной экспедиции немецкий офицер очень вежливо предложил старухе матери самой выбрать, которого из двух ее сыновей расстрелять в качестве заложника. Выбрать! Представляете себе? Вот этого? Нет, вон того. И смотреть, как его уводят. Не будем углублять вопрос, но поверьте, сударь, все неожиданности возможны. Я знал человека, который сердцем отвергал недоверие. Он был пацифист, сторонник полной, .неограниченной свободы, любил несокрушимой любовью все человечество и все зверье на земле. Избранная душа! Да это уж несомненно!.. И знаете, во время последних религиозных войн в Европе он удалился в деревню. На пороге своего дома он написал: "Откуда бы вы ни явились, входите. Добро пожаловать!" И кто же, по-вашему, отозвался на это радушное приглашение? Фашисты. Они вошли к миротворцу как к себе домой и выпустили ему кишки.

Вопросы::

Несколько лет назад я был адвокатом в Париже, и, честное слово, довольно известным адвокатом. Разумеется, я вам не сказал своего настоящего имени. Я специализировался на "благородных делах", на защите вдов и сирот, как говорится. Не знаю, почему защищать их считается благородным -- ведь есть весьма зловредные вдовы и свирепые сироты. Но достаточно было, чтобы от обвиняемого хоть чуточку повеяло запахом жертвы, как широкие рукава моей мантии начинали взлетать. Да еще как! Настоящая буря. Душа нараспашку. Право, можно было подумать, что сама богиня правосудия еженощно сходила на мое ложе. Я уверен, вас восхитил бы верный тон моих защитительных речей, искренность волнения, убедительность, теплота и сдержанное негодование. От природы я был наделен выигрышной внешностью, благородные позы давались мне без труда. Кроме того, меня поддерживали два искренних чувства. Чувство удовлетворенности от того, что я борюсь за правое дело, и безотчетное презрение к судьям вообще. Впрочем, это презрение в конце концов не было уж таким безотчетным. Теперь я знаю, что для него имелись основания, но со стороны оно походило на некую страсть. Нельзя отрицать, что по крайней мере в настоящий момент с судьями у нас слабовато, не правда ли? Но я не мог понять, как это человек решается выполнять такие удивительные обязанности. Судьи, однако, примелькались мне, и я мирился с их существованием, как, скажем, с существованием кузнечиков. С тою лишь разницей, что нашествие стрекочущих прямокрылых никогда не приносило мне ни гроша, тогда как я зарабатывал себе на жизнь благодаря словопрениям с этими людьми, которых я презирал.

Вопросы::

Итак, я пребывал в лагере справедливости, и этого было достаточно для моего душевного спокойствия. Чувство своей правоты, удовлетворенности победой над противником и уважение к самому себе -- все это, дорогой мой, мощные пружины, помогающие выстоять в борьбе и даже идти вперед. А если лишить людей этих чувств, вы их превратите в бешеных собак. Сколько преступлений совершено просто потому, что виновник не мог перенести мысли, что он раскрыт. Я знал когда-то одного промышленника. Жена его была прелестная женщина, вызывавшая всеобщее восхищение, а он все-таки ей изменял да еще буквально бесился из-за того, что был виноват перед ней и что никто решительно, даже он сам, не мог бы дать ему свидетельство о добродетели. Чем больше проявлялось совершенство его жены, тем сильнее он бесновался. В конце концов сознание своей вины стало для него невыносимым. И как вы думаете, что он сделал тогда? Перестал ей изменять? Нет. Он убил ее. Из-за этого у нас и завязались с ним отношения. Мое положение было куда более завидным. Я не только не рисковал попасть в лагерь преступников, но я еще выступал в их защиту при том единственном условии, чтобы они были настоящими убийцами, как дикари бывают настоящими дикарями. Самая моя манера вести защиту приносила мне глубокое удовлетворение. Я был поистине безупречен в своей профессиональной деятельности. Я никогда не принимал взяток, это уж само собой разумеется, да никогда и не унижался до каких-нибудь махинаций. И что еще реже бывает, я никогда не соглашался льстить какому-нибудь журналисту, чтобы он благосклонно отзывался обо мне, или какому-нибудь чиновнику, чье расположение было бы мне полезно. Два-три раза мне представлялся случай получить орден Почетного легиона, и я отказывался со скромным достоинством, находя в этом истинную себе награду.

Вопросы::

Наконец, я никогда не брал платы с бедняков и никогда не кричал об этом на всех перекрестках. Не думайте, однако, дорогой мой, что я говорю все это из хвастовства. Тут не было никакой моей заслуги: алчность, которая в нашем обществе заняла место честолюбия, всегда была мне смешна. Я метил выше. Вы увидите, что в отношении меня это правильное выражение. Я нарочно пошел по мосту Искусств, совсем пустынному в этот час, и, остановившись, перегнулся через перила: мне хотелось посмотреть на реку, еле видневшуюся в густеющих сумерках. Остановился я напротив статуи Генриха IV, как раз над островом. Во мне росло и ширилось чувство собственной силы и, я сказал бы, завершенности. Я выпрямился и хотел было закурить сигарету, как это бывает в минуту удовлетворения, как вдруг за моей спиной раздался смех. Я в изумлении оглянулся -- никого. Я подошел к причалу -- ни баржи, ни лодки. Вернулся на старое место -- к острову -- и снова услышал у себя за спиной смех, только немного дальше, как будто он спускался вниз по реке. Я замер неподвижно. Смех звучал тише, но я еще явственно слышал его позади себя. Откуда он шел? Ниоткуда. Разве только из воды. Я чувствовал, как колотится у меня сердце. Заметьте, пожалуйста, в этом смехе не было ничего таинственного -- такой славный, естественный, почти дружеский смех, который все ставит на свои места. Да, впрочем, он вскоре прекратился, я ничего больше не слышал. Я пошел по набережным, свернул на улицу Дофины, купил совсем не нужные мне сигареты. Я был ошеломлен, я тяжело дышал. Вечером я позвонил приятелю, его не оказалось дома. Хотел пойти куда-нибудь и вдруг услышал смех под своими окнами. Я отворил окно. Действительно, на тротуаре смеялись: какие-то молодые люди весело хохотали, прощаясь друг с другом .

Вопросы::

Пожав плечами, я затворил окно, меня ждала папка с материалами по делу, которое я вел. Я пошел в ванную, выпил стакан воды. Увидел в зеркале свое лицо, оно улыбалось, но улыбка показалась мне какой-то фальшивой. Право, советую вам, дорогой соотечественник, подумать немножко, каков будет ваш ярлык. Вы молчите? Ну ничего, потом ответите. Во всяком случае, я-то свой ярлык знаю: "Двуликий. Обаятельный Янус". А сверху девиз: "Не доверяйтесь ему". На визитных же карточках будет напечатано: "Жан-Батист Кламанс , комедиант". Знаете, через некоторое время после того вечера, о котором я рассказывал, появилось, как я заметил, что-то новое в моем поведении. Расставшись со слепым на углу тротуара, до которого я помог ему добраться, я на прощание снимал шляпу и кланялся слепцу. Разумеется, поклон предназначался не для слепого -- он ведь не мог меня видеть. Для кого же? Для публики. Роль сыграна, актер кланяется. Недурно, а? Однажды в ту же самую пору владельцу автомобиля, благодарившему меня за помощь в аварии, я ответил, что никто другой не приложил бы столько стараний. Разумеется, я хотел сказать: "Всякий на моем месте". Из-за этой злополучной оговорки у меня сжалось сердце. Ведь я же отличался, по всеобщему мнению, непревзойденной скромностью. А на самом-то деле, признаюсь, дорогой соотечественник, меня просто распирало от тщеславия. "Я", " я ", " я "! -- вот лейтмотив моей жизни, он слышался во всем, что я говорил. Я не мог обойтись без хвастовства, но обладал искусством хвастаться с потрясающей скромностью. Правда, я всегда жил привольно и ощущал свою силу. И притом я чувствовал себя совершенно свободным от обязательств перед другими людьми по той простой причине, что всегда считал себя умнее всех, как я вам уже говорил, а также наделенным более совершенными органами чувств; я, например, превосходно стрелял, великолепно водил машину, был отличным любовником.

Вопросы::

Даже там, где легко было убедиться, что я отстаю от других, например на теннисном корте, ибо в теннис я играл посредственно, я не мог отказаться от мысли, что, будь у меня время потренироваться, я превзошел бы чемпионов. Я видел в себе только замечательные качества, этим объяснялись мое самодовольство и безмятежное душевное спокойствие. Если я уделял внимание ближним, то только из снисходительности, без всякого принуждения и поэтому еще больше заслуживал похвалы и мог подняться еще выше в своей любви к самому себе. Итак, я жил изо дня в день, и одно было у меня на уме: мое "я", мое "я", мое "я". День за днем -- женщины, день за днем -- благородные речи и блуд, будничный, как у собак; но каждый день я был полон любви к себе и крепко стоял на ногах. Так и текла жизнь, очень поверхностная, вся, так сказать, в словах, ненастоящая. Столько книг, но они едва перелистаны, столько друзей, но им едва отдаешь крохотную частицу сердца, столько женщин, но как мимолетны эти связи! Чего я только не вытворял от скуки и в поисках развлечений! Женщины, живые люди, шли за мною, пытались ухватиться за меня, но ничего у них не получалось, к несчастью. К несчастью для них. Ведь я-то быстро их забывал. Я всегда помнил только о себе. Мне казалось, что я человек полноценный, что я всегда заставлю публику уважать себя и как личность, и как профессионала. Наполовину Сердан , наполовину де Голль, если угодно. Короче говоря, я хотел господствовать во всем. Поэтому я рисовался, кокетничал, показывал больше физическую ловкость, нежели интеллектуальные дарования. Но после того, как мне публично дали по уху и я не ответил, было уже невозможно держаться о себе прежнего лестного мнения. Если б я действительно был служителем правды и разума, как я это мнил, разве меня затронуло бы это происшествие, уже позабытое очевидцами? Я бы только досадовал на то, что рассердился из-за пустяков, дал волю гневу и не сумел справиться с неприятными последствиями своей несдержанности.

Вопросы::

А вместо этого меня одолевали мечты отомстить обидчику, сразиться с ним и победить. Очевидно, я вовсе не стремился к тому, чтобы стать самым разумным и самым великодушным созданием на земле, а хотел одного: оказаться сильнее всех, хотя бы и прибегнув для этого к самым примитивным средствам. Да ведь по правде сказать, каждый интеллигент мечтает быть гангстером и властвовать над обществом единственно путем насилия. Однако сие не столь легко, как это можно вообразить, начитавшись соответствующих романов, подобные мечтатели бросаются в политику и лезут в самую свирепую партию. Что за важность духовное падение, если таким способом можно господствовать над миром? Я открыл в своей душе сладостные мечты стать угнетателем. И по крайней мере мне тогда стало ясно, что я стою на стороне преступников, на стороне обвиняемых, поскольку их преступления не причинили мне ущерба. Их виновность воспламеняла мое красноречие, потому что я не был их жертвой. А если б они угрожали мне, я не только стал бы их судьей, но даже больше -- я готов был стать гневливым владыкой, объявить их вне закона и подвергнуть их избиению, пыткам, поставить их на колени. При таких желаниях, дорогой соотечественник, довольно трудно сохранить веру в свое призвание служить правосудию, защищать вдов и сирот.

Вопросы::

Однажды в ноябрьскую ночь года через три после того вечера, когда мне показалось, что кто-то смеется за моей спиной, я возвращался домой по левому берегу Сены и пересек ее по Королевскому мосту. Был час ночи. Моросил мелкий дождь, скорее, изморось, разогнавшая редких прохожих. Я возвращался от своей любовницы, которая, наверное, уже уснула. Мне было хорошо, я чувствовал легкую усталость, успокоенное тело согревала кровь, пробегавшая по жилам неслышно, как этот осенний дождик. На мосту кто-то стоял, перегнувшись через перила, как будто смотрел на реку. Подойдя ближе, я увидел, что это молодая тоненькая женщина, вся в черном. Между черными ее волосами и воротником пальто видна была полоска шеи, беленькой, мокрой от дождя шейки, и это немного взволновало меня. Я на мгновение замедлил шаг, но тут же одернул себя и двинулся дальше. Спустившись с моста на набережную, я двинулся по направлению к бульвару Сен-Мишель, на котором жил. Я прошел уже метров пятьдесят и вдруг услышал шум, показавшийся мне оглушительным в ночной тишине, -- шум падения человеческого тела, рухнувшего в воду. Я замер на месте, но не обернулся. И тотчас же раздался крик. Он повторился несколько раз и как будто спускался вниз по течению, но внезапно оборвался. Молчание, наступившее вслед за тем в застывшем мраке, показалось мне бесконечным. Я хотел побежать и не мог пошевелиться. Я весь дрожал от холода и волнения. Я говорил себе: "Надо скорее, скорее" -- и чувствовал, как непреодолимая слабость сковала меня. Не помню уж, что я думал тогда: "Слишком поздно, слишком далеко" -- или что-то вроде этого. Я стоял неподвижно, прислушивался. Потом медленно двинулся дальше. И никому ни о чем не сообщил. Но вот мы и пришли, вот мой дом, мое убежище! Завтра? Хорошо, как хотите. Охотно повезу вас на остров Маркен , посмотрите на Зайдерзе . Встретимся в одиннадцать часов утра в "Мехико-Сити". Что? Та женщина? Не знаю, честное слово, не знаю. На другой день и еще несколько дней я не читал газет.

Вопросы::

Поверьте, религии ошибаются, как только начинают создавать принципы нравственности и мечут громы и молнии, устанавливая заповеди. Нет необходимости в боге, чтобы возложить на кого-нибудь бремя вины и наказать за нее . Это прекрасно сделают наши ближние с нашей помощью. Вот вы сказали о Страшном суде. Позвольте мне почтительно посмеяться над этим. Я жду его бестрепетно, ведь я изведал кое-что страшнее: суд человеческий. Для него нет смягчающих обстоятельств, даже благие намерения он вменяет в вину. Слышали вы хотя бы о камере плевков? Какой-то народ недавно придумал такую камеру, чтобы доказать, что он самый великий народ на земле. Это каменный ящик, в котором заключенный стоит во весь рост, но двигаться не может. Прочная дверь этой каменной скорлупы доходит ему до подбородка. Значит , видно только его лицо, которое каждый тюремный сторож, проходя мимо, орошает обильным плевком. Узник, втиснутый в ящик, не может утереться, но ему, правда, позволено закрывать глаза. Ну вот, дорогой мой, вот вам изобретение ума человеческого. Для этого маленького шедевра бог людям не понадобился . Что я хочу сказать? Да то, что единственная польза от бога была бы, если б он гарантировал невиновность, и на религию я смотрел бы скорее как на огромную прачечную, чем она, кстати сказать, и была когда-то, но очень недолго -- в течение нескольких лет -- и не называлась тогда религией. Однако с тех пор не хватает мыла, а так как носы у нас грязные, то мы их друг другу вытираем.

Вопросы::

Все пакостные, все наказанные, а туда же, плюем на провинившихся, и хлоп -- в каменный мешок! Давай, кто кого переплюнет, вот и все. Я вам сейчас открою большой секрет, дорогой мой. Не ждите Страшного суда. Он происходит каждый день. Нет, не беспокойтесь, я озяб немножко, оттого и дрожу. Такая сырость проклятая! Да мы уже и подплываем. Стоп! Нет-нет, вас пропускаю вперед. Но только не уходите, пожалуйста, проводите меня немножко. Я еще не кончил, надо продолжить. А продолжать-то как раз и трудно. Погодите, вы знаете, за что его распяли -- того самого, о ком вы, может быть, думаете в эту минуту? Разумеется, было много причин. Всегда найдутся причины для того, чтобы убить человека. И наоборот, невозможно оправдать помилование. Преступление всегда найдет защитников, а невиновность -- только иногда. Но, помимо тех причин, какие нам усердно объясняли в течение двух тысяч лет, была еще одна важная причина этой ужасной казни, и я не знаю, почему ее так старательно скрывают. Истинная причина вот в чем: он-то сам знал, что совсем невиновным его нельзя назвать. Если на нем не было бремени преступления, в котором его обвиняли, он совершил другие грехи, даже если и не знал какие. А может быть, и знал? Во всяком случае, он стоял у их истока. Он, наверно, слышал, как говорили об избиении младенцев. Маленьких детей в Иудее убивали, а его самого родители увезли в надежное место. Из-за чего же дети умерли, если не из-за него? Он этого не хотел, разумеется. Перепачканные кровью солдаты, младенцы, разрубленные надвое, -- это было ужасно для него. И конечно, по самой сущности своей он не мог их забыть. Та печаль, которую угадываешь во всех его речах и поступках, -- разве не была она неисцелимой тоской? Он ведь слышал по ночам голос Рахили, стенавшей над мертвыми своими детьми и отвергавшей все утешения. Стенания поднимались во мраке ночном, Рахиль звала детей своих, убитых из-за него, а он-то, он был жив!

Вопросы::

Он знал все сокровенное, все постигнул в душе человеческой (Ах! Кто бы мог подумать, что иной раз не так преступно предать смерти, как не умереть самому !), он день и ночь думал о своем безвинном преступлении, и для него стало слишком трудно крепиться и жить. Лучше было со всем покончить, не защищаться, умереть, чтобы не сознавать себя единственным уцелевшим, не поддаваться соблазну уйти куда-нибудь в другое место, где его, может быть, поддержат. Его не поддержали, он на это возроптал, и тогда его стенания подвергли цензуре. Да-да, кажется, это евангелист Лука выкинул из текста его жалобный возглас: "Зачем ты покинул меня?" -- ведь это мятежный возглас, не правда ли! Живо, ножницы сюда! Заметьте, однако, что, если бы Лука ничего не вычеркнул, жалобу распятого едва бы заметили; во всяком случае, она не заняла бы большого места. А запрещение цензора превратило возглас в крик. Странно все устроено в мире. Но все равно тот, кто подвергся цензуре, не мог продолжать. Я, дорогой мой, знаю, что говорю. Было время, когда мне каждую минуту казалось, что до следующей минуты мне не дожить. Да, можно в этом мире вести войны, кривляться, изображая любовь, мучить своего ближнего, распускать павлиний хвост в газетах или просто-напросто злословить о своем соседе, занимаясь при этом вязаньем. Но в иных случаях продолжать свое существование, только продолжать, -- для этого надо быть сверхчеловеком. А ведь он, поверьте, не был сверхчеловеком. Он возроптал, он пожаловался на свои муки, и потому-то я люблю его, друг мой, люблю его, умершего в неведении.

Вопросы::

К несчастью, нас он оставил одних, и мы живем, что бы ни случилось, даже когда мы брошены в каменный мешок, когда мы изведали то, что он изведал, но оказались не способны сделать то, что он сделал, и умереть так же, как он. Разумеется, кое-кто попытался обратить себе на пользу его смерть. В конечном счете было гениальной выдумкой сказать нам: "Да, вы не блещете добродетелями -- это факт. Но не будем вдаваться в подробности! Вы искупите все сразу, когда вас распнут на кресте!" Теперь слишком много страдальцев карабкается на крест, желая, чтобы их видели издалека, даже если им надо для этого попрать ногами того, кто уже давно распят. Слишком много людей решило творить милосердие без великодушия . Ах, как же несправедливо, как несправедливо с ним поступают! У меня просто сердце сжимается от обиды. Ну вот, смотрите -- опять на меня нашло: собрался выступить с защитительной речью. Простите меня, пожалуйста, надеюсь, вы поймете, почему так происходит. Знаете, неподалеку отсюда находится музей, который носит такое название: "Господь спаситель наш над нами!" В давние времена голландцы устраивали свои катакомбы на чердаках. Что поделаешь, подземелья здесь затопляет. Нынче, не беспокойтесь, их господь спаситель не обретается ни на чердаке, ни в подземелье.

Вопросы::

Они в тайне сердца своего вознесли его на стену трибуналов и от его имени бьют со всего размаха, а главное -- судят, осуждают. От его имени! Он-то кротко говорил блуднице: "И я тоже не осуждаю тебя". Но для них это неважно, они осуждают, они никому не отпускают грехов. "Во имя господа получай пощечину. На тебе!" Во имя господа? Он не требовал такого рвения, друг мой. Он хотел, чтобы его любили, и только. Конечно, есть люди, которые его любят, даже среди христиан. Но сколько их? По пальцам можно перечесть. Он, впрочем, предвидел это -- у него было чувство юмора. Апостол Петр, как известно, струсил и отрекся от него: "Я не знаю этого человека... Не знаю, что ты хочешь сказать и т. д." Ужасно испугался! А учитель так остроумно ему сказал: "На сем камне воздвигну я церковь свою". Какая ирония! Дальше уж некуда! Вы не находите? И что же, они опять восторжествовали: "Вы же видите, он сам так сказал!" Он действительно так сказал, с полным пониманием дела. А потом ушел навеки, предоставив им судить и выносить приговоры. На устах -- прощение, а в сердце -- суровый приговор. И ведь нельзя сказать, будто в мире уже нет сострадания, где там, великие боги! Мы без конца о нем говорим. Просто теперь больше никого не оправдывают. Невиновность умерла, а судьи так и кишат, судьи всех пород -- из воинства Христа и из воинства Антихриста; впрочем, это одно племя, они помирились друг с другом, придумав каменный мешок. Нельзя все валить только на христиан. Другие тоже не стоят в сторонке. Знаете, во что превратили в этом городе дом, где некогда жил Декарт? В сумасшедший дом! Да-да, повсюду теперь бред безумия и преследования. Разумеется, и мы волей-неволей в этом участвуем. Вы уже могли заметить, что я ничего не щажу. Да, мне думается, и вы не меньше моего порицаете миропорядок. Ну, а раз мы все стали судьями, все мы друг перед другом виноваты, все мы подобны Христу, на свой грешный лад, всех нас одного за другим распинают на кресте, а сами палачи того и не ведают. Так было бы и со мной, Кламансом , если бы я не нашел выхода, единственного разрешения задачи -- словом, не открыл бы истину...

Вопросы::

Вопрос: Какие открытия Вы сделали после чтения произведения А. Камю? «Стоит только его почитать, подумать, как обнаруживаешь гуманистические ценности, которые он хранил в крепко сжатом кулаке : этот картезианец абсурдного мира отказывался покидать надежную почву нравственности и ступать по ненадежным дорогам практики». Сартр видел в А. Камю наследника великой традиции трагического гуманизма:

Вопросы::

Э. Фромм бегство от свободы Прекрасный образ общества как механизма создал Кен Кизи в работе «Полет над гнездом кукушки». Все, кто не встроился в механизм, попали в сумасшедший дом. Человек знает, каких мыслей, каких чувств, каких желаний ждут от него окружающие, и мыслит, чувствует и желает в соответствии с этими ожиданиями, утрачивая при этом свое «я», на котором только и может быть построена подлинная уверенность свободного человека. Потеря собственного «я» вызывает глубокие изменения и сомнения в собственной личности и усиливает потребность в приспособлении. «Такая потеря собственной сущности превращает конформизацию в императив: человек может быть уверен в себе лишь в том случае, если живет в соответствии с ожиданиями других. Если мы живем не по общепринятому сценарию, то рискуем не только вызвать неодобрение и возросшую изоляцию, но и потерять уверенность в своей сущности, что угрожает психическому здоровью». Сегодня человек превратился в робота, мы живем под влиянием иллюзии, будто мы самостоятельные индивиды. Эта иллюзия помогает индивиду сохранять неосознанность его неуверенности. В результате личность индивида ослабляется, так что неосознанное чувст­во бессилия и неуверенности не только сохраняется, но и крайне возрастает. Индивид живет в мире, с которым потерял все подлинные связи (отсутствие социализации), в котором все и вся инструментализованы , и сам он стал частью машины, созданной его собственными руками.

Вопросы::

«Индивид перестает быть собой; он полностью усваивает тип личности, предлагаемый ему общепринятым шаблоном, и становится точно таким же, каким они хотят его видеть. Исчезает различие между собственным «я» и окружающим миром, а вместе с тем и осознанный страх перед одиночеством и бессилием». «Разрушить мир – это последняя, отчаянная попытка не дать этому миру разрушить меня. Я могу избавиться от чувства собственного бессилия по сравнению с окружающим миром, разрушая этот мир».

Вопросы::

Приспосабливаясь к ожиданиям окружающих, стараясь не отличаться от них, человек может приглушить свои сомнения по поводу собственной сущности и приобрести какую-то уверенность. Однако цена за это высока: отказ от своей индивидуальности и свободы, а также отказ от творчества, что делает человека личностью. Такого человека – психологического робота его положение неизбежно ведет к тому, что в глубине души он несчастен, почти на грани отчаяния, судорожно цепляется за все индивидуальное. Но поскольку он робот, жизнь не может означать для него творчество, поэтому он довольствуется любыми суррогатами возбуждения: пьянством, спортом или переживанием чужих и вымышленных страстей на экране. А свобода для него лишь свобода от внешних оков, мешающих поступать в соответствии с собственными мыслями и желаниями. «Если жизнь теряет смысл, потому что ее не проживают, человек впадает в отчаяние. Если в отношении “нормального” человека нас будет интересовать лишь его экономическая обеспеченность, если мы упустим из виду подсознательное страдание среднего автоматизированного человека, мы не сможем понять ту опасность, исходящую из человеческого характера, которая угрожает нашей культуре: готовность принять любую идеологию и любого вождя за обещание волнующей жизни, за предложение политической структуры и символов, дающих жизни индивида какую–то видимость смысла и порядка. Отчаяние людей-роботов – питательная среда для политических целей фашизма».

Вопросы::

Патрик зюскинд Парфюмер Задание: Почему Гренуй стал повелителем толпы? Какие условия называет П. Зюскинд , которые приводят к появлению тоталитарного диктатора?

Вопросы::

П. Зюскинд описал механизм рождения монстров – повелителей толпы и как возникает массовое безумие, поклонение Одному, Единственному, Лучшему. Жан-Батист Гренуй – гений запахов, таинственных, но материальных субстанций, воздействующих на человеческую душу. Невзрачный с виду и гадкий, по сути, он обладает реальным средством для власти над окружающими. Природный дар и долгое учение дали ему эту власть. Он умеет воздействовать на подсознание. Составленные им ароматические эссенции могут внушить людям все, что захочет повелитель. Благодаря одной капле из флакона он может оказаться для всех невидимым, а если ему угодно – он станет в глазах всех дороже и любимее самого близкого человека. Для того чтобы стать повелителем толпы он имел все: комплекс неполноценности – Жан-Батист Гренуй появляется на свет незаконным младенцем, почти отверженным, чужим. Но он родился в государстве строгого, неумолимого правопорядка.

Вопросы::

Жан Батист Гренуй появляется на свет незаконным младенцем, почти отверженных. Он - всем чужой. Но он имеет счастье - или несчастье - родиться в государстве строгого, неумолимого правопорядка. Здесь не шутят с законами. Природный дар и долгое учение дали ему эту власть. Он умеет воздействовать на подсознание. Мы - в царстве Разума. Может быть, это не совсем тот самый Разум, идеализированное изображение которого мы находим у Вольтера, затем - у д’Аламбера и уже на новый лад - у Робеспьера. Скорее, здесь тот самый Разум, о котором спустя 200 лет Мишель Фуко напишет свою беспощадную книгу "история безумия в век Разума ". Для тоталитаризма необходимо еще одно условие. За попытку бросить своего незаконнорожденного сына, неправильную мать казнят прилюдно на Гревской площади, а мальчика отправляют к другим, правильным женщинам, которые должны заменить ему мать. Сначала - кормилица, а окончательное воспитание юный Жан Батист проходит в пансионе мадам Гайяр , которая является воплощением разумности, рассудительности и правильности. Здесь нет излишеств, нет и нищеты. Распорядок жизни идеален.

Вопросы::

Тоталитаризм врастает в мир не через хаос, не через помрачение умов. Он проходит через школу правильного, разумного общества, через пансион мадам Гайар , в котором убивают эмоции. Пансион мадам Гайар – это царство Разума. Здесь не повышают голоса, ибо это неразумно, а за испачканные штанишки дают заслуженную пощечину, но без всякого гнева, без эмоций, ведь выше закона нет ничего, все должно быть правильно и разумно. Здесь уже не «сон разума рождает чудовищ» (Гойя), а неустанное бодрствование разума, вытесняющего все чуждое себе, приводит к тем же результатам, что и беспробудный сон. Честность и благонравие мадам могут служить примером для всех прочих. И - что еще существеннее - никакое нелогичное чувство, никакой нецелесообразный порыв души, никакое неразумие здесь немыслимы. В этом маленьком, как бы благополучном мирке предельной рассудительности и доходит до своей кондиции враг рода человеческого, который потом захочет власти над миром и будет иметь к тому все предпосылки.

Вопросы::

Появление специфических особей, добивающихся неограниченной власти над себе подобными, и масс людей, которые готовы давать избранным эту власть и поклоняться своим вождям, и помогать им проливать кровь, - это та самая проблема, которую в XX веке часто связывали с проблемой "комплекса неполноценности". Монстры завладевают путами сбитых с толку, отчаявшихся людей. Родиться неудачником, дикарем, тупицей , хамом, душевно глухим, злобным и ничтожным человеком - этого вовсе не достаточно для того, чтобы стать частицей безумной толпы, поклоняющейся кумиру или преследующей своих жертв, как недостаточно и для того, чтобы стать монстром, кумиром этой толпы.

Вопросы::

Ансельм кифер . Перепись населения 32-тонная "Перепись населения" (1991) с огромными тяжелыми фолиантами из свинца. Эта свинцовая библиотека читается как зримое утверждение материальной вещественности книги, ее будущего, резко контрастирующей с преходящей легковесностью газет и телевидения. На сверхчеловеческих «полках» стоит огромное количество гигантских по размерам «книг», сделанных из свинцовых листов. Войдя внутрь этой странной «крепости разума» и подойдя ближе к «полкам», можно увидеть, что в каждую страницу вдавлено множество горошин. Они играют роль знаков, они – имена, они – это люди. Всего этих горошин ни много и ни мало – 80 миллионов с небольшим, в точности по числу жителей Германии согласно последней на то время переписи населения.

Вопросы::

Вопросы: Какие новые темы появились в культуре II половины ХХ в.?

authorStream Live Help